Стоимость готовых работ:

Готовая             дипломная - 3900 руб.

Готовая                 курсовая - 1500 руб. 

Чтобы Вы получили максимально актуальную и оригинальную работу:

  • перед ее отправкой Вам, мы добавим в нее научные статьи и судебную практику 2017 г.
  • Вам будут отправлены использованные при написании работы материалы (можно будет легко сверить подлинность каждой ссылки и доказать науч. рук., что работа написана Вами самостоятельно).

   

            

               

Административно-правовой режим милиции общественной безопасности

Дипломная работа на тему: "Административно-правовой режим милиции общественной безопасности". Работа 2007 г. В настоящее время сильно устарела!

 

Мы можем предложить Вам: Дипломную работу на тему: "Административная деятельность участкового уполномоченного полиции"

 

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 3

ГЛАВА 1. Понятие, задачи, функции милиции общественной безопасности.. 7

§ 1. Категории «общественная безопасность» и «общественный порядок»: определение, признаки, классификация и разграничение со смежными понятиями. 7

§ 2. Задачи в деятельности милиции общественной безопасности: понятие и содержание  20

§ 3. Функции милиции общественной безопасности: понятие и юридическая природа  30

ГЛАВА 2. Юридическая природа основных направлений деятельности милиции общественной милиции.. 37

§ 1. Основные направления деятельности службы участковых уполномоченных милиции  37

§ 2. Основные направления деятельности дорожно-патрульной службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения. 41

§ 3. Деятельность иных подразделений милиции общественной безопасности. 58

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 74

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.. 79

 

 

Введение

 

Актуальность темы исследования. Экономические и социально-политические реформы в России затронули практически все стороны жизнедеятельности общества. Развитие рыночных отношений повлекло за собой не только позитивные сдвиги, но и породило значительный рост количества правонарушений, способствовало возникновению новых, ранее не известных видов преступлений и административных правонарушений.

Все это потребовало переосмысления взглядов на всю систему государственного воздействия на базисные и идеологические отношения, в том числе в сфере обеспечения правопорядка и безопасности. Важное место среди них принадлежит административно-правовому регулированию, способствующему упорядочению управленческих общественных отношений, возникающих между значительным количеством его субъектов.

Ныне на смену традиционному приоритету интересов общества и государства приходит концепция приоритета личности. «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».[1]

Складывающаяся неблагоприятная обстановка с общественным порядком в стране требует новых подходов к его обеспечению. Необходимы новые научно обоснованные подходы к организации и деятельности милиции общественной безопасности. Наличие модели, обеспечивающей достаточно высокий уровень охраны общественного порядка и безопасности, является одним из условий эффективного выполнения внутренней функции государства.

Законом РФ от 18.04.1991 г. № 1026-1  «О милиции»[2] закреплено двойное подчи­нение милиции общественной безопасности. Она является основной си­лой, опираясь на которую, органы государственной власти субъекта РФ и орга­ны местного самоуправления получают возможность реального осуществления управления в сфере порядка и безопасности на своей территории.

Эффективность выполнения государственных функций по охране общественного порядка и безопасности определяется общими условиями функционирования милиции общественной безопасности, уровнем организации их деятельности в каждом субъекте Российской Федерации, особенно­стями территории, сложившимися национальными, историческими и культурными традициями региона.

Для того чтобы милиция общественной безопасности могла эф­фективно выполнять возложенные на нее нормативными актами задачи и функции, необходима такая модель ее построения, которая учитывала бы интересы феде­рального, регионального и муниципального уровней по обеспечению правопо­рядка на подведомственной ей территории.

Административно-правовое регулирование деятельности милиции общественной безопасности характеризуется множеством нерешенных проблем и вопросов. Открытыми, либо слабо исследованными остаются вопросы соотношения компетенции муниципальной милиции и территориальных органов внутренних дел, оптимального структурного построения рассматриваемой разновидности милиции, конкретизации ее задач и функций в сфере охраны общественного порядка, уточнение компетенции, методов и форм функционирования, взаимодействия с иными субъектами охраны общественного порядка и др. Все это и некоторые другие обстоятельства предопределили актуальность избранной темы дипломного исследования.

Степень разработанности темы. Избранная тема дипломного исследования в теоретическом и прикладном отношениях продолжает оставаться недостаточно разработанной.

Проблемы административно-правового регулирования деятельности милиции общественной безопасности не были обойдены вниманием исследователей, которые посвятили ей немало работ. В их числе можно отметить таких авторов как Л. Волкова, Л. Кваша, А. Чекалин, А. Чучаев, А. Хандожко, Г. Юсенис.

Объект и предмет исследования. Объектом исследова­ния являются общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществ­ления основных направлений деятельности подразделениями милиции общественной безопасности, а также тео­ретические и практические проблемы механизма их реализации на современном этапе.

Предмет исследования составляет административное законодательство и практика его применения, а также данные, характеризующие статику и динами­ку функций милиции общественной безопасности, ее некоторых подразделений.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является комплексный анализ функций милиции общественной безопасности, а также внесение предложений по вопросам совершенст­вования административного законодательства, теории и практики деятельности некоторых подразделений милиции общественной безопасности, возложенных на них функций.

Исходя из цели, следует определить следующие задачи настоящего дипломного  исследования:

-         характеристика категорий «общественная безопасность» и «общественный порядок»;

-         выявление понятия и содержания задач в деятельности милиции общественной безопасности;

-         анализ понятия и юридической природы милиции общественной безопасности;

-         выявление путей совершенствования основных направлений деятельности службы участковых уполномоченных милиции, дорожно-патрульной службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения, а также иных подразделений милиции общественной безопасности.

Методология и методика исследования. Методология и методика дипломного исследования основывается на общенаучном диалек­тическом методе познания. В качестве основных и частнонаучных в работе ис­пользуются методы: системного анализа, сравнительного правоведения, стати­стический, социологический и другие.

Теоретическую базу дипломной работы составляют труды ведущих ученых юристов в сфере общей теории права, конституционного, административного, уголовного, гражданского и других отраслей права, а также психологов, криминологов и со­циологов. Нормативную базу настоящей работы составляют следующие нормативно-правовые акты: Конституция РФ, федеральные конституционные законы, Кодекс РФ об административных правонарушениях, Закон «О милиции» и иные феде­ральные законы, Указы Президента РФ, Постановления Правительства РФ, ведом­ственные нормативные акты, нормативные акты субъектов РФ и нормативные ак­ты органов местного самоуправления.

Структура и объем дипломной работы определялись целями и задачами исследования. Она состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. Первая глава посвящена понятию, юридической природе основных направлений деятельности милиции общественной безопасности. Вторая – поиску путей совершенствованию основных направлений деятельности милиции общественной безопасности.

ГЛАВА 1. Понятие, задачи, функции милиции общественной безопасности 

§ 1. Категории «общественная безопасность» и «общественный порядок»: определе­ние, признаки, классификация и разграничение со смежными понятиями

 

Институт милиции общественной безопасности за период своего существования являлся объектом, как теоретических исследований, так и практических экспериментов. В первую очередь такой интерес к милиции общественной безопасности вызван ее особым статусом в сфере охраны общественного порядка и обеспечения общественной безо­пасности, установившимся в процессе двухвековой эволюции.

Проведенный Л.П. Волковой анализ материалов, регулирующих дея­тельность органов правопорядка (МВД, НКВД, полиции, милиции)  с 1718 г. по 1991 г., показывает, что «сфера общественного порядка и безопасности неразрывно связана с процессом становления соответствующих правоохранительных органов и развития основных направлений их деятельности».[3]

Становление сферы охраны общественного порядка и безопас­ности является объективно необходимым процессом на пути обеспечения правомерного развития общественных отношений, складывающихся на различных этапах истории Российского государства. В течение более двух столе­тий этот процесс был неразрывно связан с эволюцией органов, непосредственно обеспечивающих в стране порядок и безопасность.

Различные изменения в системе функций и, как следствие этого, в структур­е органов системы МВД России отражают стремление государства создать наиболее оптимальную модель органов правопорядка, способную под­держивать общественный порядок и безопасность на уровне, обеспечивающем интересы государства и отдельной личности. На каждом этапе развития органов системы МВД определяется роль как Министерства внутренних дел в целом, так и органов полиции (милиции) по обеспечению неприкосновенности отношений, возникающих в сфере общест­венного порядка и безопасности. При этом охрана общественного порядка в концептуальном смысле слова, прошла определенный эволюционный путь восприятия: общесоциальное; социально-правовое и административно-правовое.

Милиция общественной безопасности, прежде всего, призвана обеспечивать безопасность. Безопасность — это «состояние отсут­ствия опасности, защищенность жизненно важных интересов объектов безопас­ности – личности, общества и государства, обеспечиваемых субъектами безопас­ности, от негативных явлений социального, техногенного и природного характера и способность субъектов обеспечения безопасности выявлять, предупреждать, ослаблять и устранять эти явления».[4]

Законодатель выделяет следующие разновидности безопасности по объекту защиты: 1) безопасность человека – его прав и свобод, 2) общества – его матери­альных и духовных ценностей, 3) государства – его конституционного строя, су­веренитета и территориальной целостности. При этом в законодательстве отсутствует определение понятия «общественная безопасность».

Обще­ственную безопасность целесообразно определять в широком и узком смысле: общественная безопасность в широком смысле — это состояние от­сутствия опасности, защищенность жизненно важных интересов общества от внутренних и внешних угроз посредством их прогнозирования, выявления, снижения, ослабления, устранения и предупреждения субъектами безопасности; в уз­ком смысле к отношениям общественной безопасности относят общественные отношения, связанные с противоправными деяниями, проявлением негативных свойств источников повышенной опасности, явлениями негативного техногенно­го и природного характера; общественная безопасность в узком смысле – это со­стояние отсутствия опасности, защищенность жизненно важных интересов общества от угроз, исходящих от противоправных деяний, нарушения порядка пользования источниками повышенной опасности, предметами и веществами, изъятыми из гражданского оборота, явлений негативного техногенного и при­родного характера, посредством их прогнозирования, выявления, снижения, ос­лабления, устранения и предупреждения субъектами безопасности.[5]

Если применительно к какой-то сфере общественных отношений используют понятие “порядок”, то под ним понимают сложившуюся устойчивую их упорядоченность. В этом плане говорят о социальном, экономическом, политическом и правовом порядке. В интересующем нас плане слово “правовой” указывает на то, что порядок как явление образуется в связи с правом и базируется на нем. Иными словами, в качестве важнейшей предпосылки возникновения правопорядка надо считать юридическую норму и механизмы, обеспечивающие ее издание и претворение в жизнь. Следовательно, правопорядок – результат реализации юридических норм.

Категория «общественный порядок» также рассматривается учеными юристами также в широком и узком смысле. Исследование работ юридической литературы позволяет определить катего­рию «общественный порядок» в широком смысле как «состояние общественных отношений, складывающихся в процессе соблюдения всеми участниками уста­новленных в данном обществе правил поведения, закрепленных в нормах права и неправовых нормах (морали, нравственности), обеспечивающих создание нор­мальных условий для существования и развития личности, общества и государ­ства; в узком смысле – состояние общественных отношений, обеспечивающих охрану личности и ее прав, нравственности и общественного спокойствия в общественных местах, быту и трудовой сфере».[6]

В понятие, содержание правопорядка, его определение (выделение сущностных признаков) вкладываются обычно самые разнообразные моменты. Говорят о совокупности, системе правовых отношений, прядке в них, о реализованности законности, прав и свобод, прав и обязанностей граждан; о режиме законности или права, о подчиненности субъектов правовым предписаниям и их взаимных отношениях; о формах реализации права и воплощении законности в реальных отношениях, о состоянии упорядоченности общественных отношений, основанных на праве, и т.д. и т.п. Правопорядок часто рассматривается как «со­стояние упорядоченности общественных отношений, основанное на праве и законности»;[7] «состояние фактической упорядоченности и организован­ности общественной жизни, основанное на праве и законности».[8]

Полагаю, что многообразие в подходах к характеристике правопорядка свидетельствует о следующем. Во-первых, о слабой разработанности, а точнее, об отсутствии научно обоснованной теории правового порядка. Только этим можно объяснить то положение, что во многих учебниках, учебных пособиях, курсах лекций, монографиях по теории права отсутствуют разделы о правопорядке, либо ему посвящает 0,5-1,5 страницы. Вряд ли такое положение можно признать нормальным. Вся юридическая наука в конечном счете должна служить торжеству правопорядка. А этому целевому результату не находится должного места в научных исканиях.

Во-вторых, нельзя отождествлять правовой порядок с другими социальными или правовыми явлениями и категориями. Он имеет свои характерные черты и качественную определенность, что обусловливает недопустимость его отождествления с совокупностью или системой правовых отношений, с правом и законностью, с правовым режимом и т.п. Непозволительно не различать цель и средства ее достижения, причины и следствия, условия и результат осуществления поставленной задачи.

В-третьих, выделение одного из существенных признаков правопорядка в качестве всеобщего и исчерпывающего не раскрывает сложность и многогранность явления, а такие попытки в литературе наблюдаются. Обычно выделяются далеко не равнозначные моменты, что подчеркивает односторонность подхода. А здесь необходим комплексный анализ. Важно показать сущностную, содержательную и внешнюю стороны, основные формы проявления; состояния и свойства участников и их отношений; систематичность, последовательность, очередность, повторяемость процессов, степень их распространенности; выделить социальные характеристики и оценочные требования.

О.П. Сауляк справедливо подчеркивает, что «правопорядок — это «нервный узел», «болевая точка» пере­сечения различных проблем, с которыми сталкивается общество на кон­кретном этапе своего развития. Нет ничего удивительного в том, что сегодня практически любое серьезное правовое исследование, вне зависимости от того, выполнено ли оно в рамках общей теории права, в сфере отраслевых либо специально-прикладных юридических наук, прямо или косвенно затрагивает вопросы функционирования и совершенствования правопо­рядка в современной России».[9]

Необходимо различать правопорядок и государственный порядок. Конечно, в главном и основном эти понятия совпадают. Но нельзя не учитывать и другого. Не всегда государственные вопросы получают надлежащее правовое регулирование и оформление. Да и Конституция регулирует не все правовые стороны жизни. Она может быть действенной и фиктивной, не все ее положения могут быть реализованы. Поэтому ставить знак равенства между этими категориями недопустимо. В данном случае выделяется лишь одна связь, хотя и существенная, - государственная, конституционная подчиненность и характеристика порядка. Но масштабные и объемные характеристики далеко не совпадают, они неравнозначны и по существу. В любом государстве есть право, законы, их реализация, возникающая на этой основе совокупность отношений. Но в одних государствах существует правовой порядок, а в других – эти средства выступают правовой оболочкой произвола и беззакония, как это имеет место при фашистских тоталитарных режимах.

Только при демократических и гуманных режимах, когда право проявляет себя как искусство добра и справедливости, порождаются правовые порядки. При недемократических формах это правовая оболочка произвола. Поэтому при анализе правового порядка важно учитывать социальную сущность государственной власти и действующей Конституции.

В-четвертых, правовой порядок подлежит анализу как целостное и оформленное образование. Здесь наблюдаются различные уровни упорядоченности – например, законодательный, избирательный, судебный и т.д. порядок. Части и целое имеют свои характерные особенности. Далеко не все сферы социальной жизни, входящие в правопорядок или активно влияющие на него, упорядочены нормативными актами. В правопорядке довольно много общесоциальных тенденций, требований, характеристик, которые не имеют юридического содержания, но без которых он невозможен, такие как справедливость, нравственность, демократизм, требования социальной нормативности и т.п.

 Все это необходимо учитывать при анализе целостного и оформленного образования.

Очевидно, что и законность, и правопорядок противостоят произволу, нарушению законных прав и интересов граждан (организаций). Это подчеркивает то, что “законность” и “правопорядок” близки друг к другу, используются в одном понятийном ряду, но не совпадают по смыслу.

Законность – это совокупность известных требований, предъявляемых ко всем субъектам в сфере правового регулирования.

По мнению проф. С.С. Алексеева, «это требования не только строжайшего, неукоснительного соблюдения и исполнения норм позитивного права, но и: а) верховенства законов по отношению ко всем иным правовым актам; б) равенства всех перед законом; в) обеспечения для всех субъектов полного и реального осуществления субъективных прав; г) независимого и эффективного правосудия; д) эффективной работы всех правоохранительных органов».[10]

Как видно, правопорядок означает реальное обеспечение и реализацию субъективных прав, соблюдение юридических обязанностей всеми гражданами, должностными лицами, органами и организациями. В этой связи в учебной и научной литературе правопорядок определяется как «основанная на праве и законности организация общественной жизни, отражающая качественное состояние общественных отношений»[11] или как «состояние фактической упорядоченности общественных отношений, выражающих реальное, практическое осуществление требований законности».[12]

М.Н. Марченко при определении правопорядка исходит из понимания правопорядка как «объективно обусловленного состояния, свойства социальной жизни, которое характеризуется внутренней согласованностью и урегулированностью системы правовых отношений и связей, основанных на реализации демократических, гуманистических принципов и нормативных основ права и законности; прав, свобод и обязанностей всех субъектов».[13]

Правовой порядок отражает коренной вопрос политики – вопрос государственной власти, как свидетельство ее реальности и осуществления, достижения поставленных целей. Это подтверждает конституционное, административное и иное законодательство как центральное звено правопорядка. В нем отражаются экономические интересы, формы собственности на орудия и средства производства, производственные отношения и процессы, формы и размеры распределения произведенного продукта. Закрепляются формы организации, структура и полномочия государственных органов законодательной, исполнительной и судебной власти.

Взгляды социальных групп об идеалах правопорядка и реальная практика часто не совпадают. Оно дело идеи, другое – их воплощение в жизнь. Далеко не всегда властвующим силам удается в полном объеме реализовать свои потребности и интересы. Правопорядок – форма организации общественной жизни. Однако нередко он перерастает в свою противоположность – узаконенный произвол и беззаконие. Пограничные зоны перерастания представляют собой весьма тонкую и незаметную грань. Это одна сторона. Другая состоит в том, что содержание правопорядка весьма динамичная категория. Здесь имеют место такие дезорганизующие факторы, как преступность и беззаконие.

Поэтому при исследовании правопорядка важно учитывать не только идеи и стремления, но и их реальное воплощение на практике. Анализ реальности правового бытия позволяет делать прогнозы о путях формирования, совершенствования и развития правового порядка.

В нем сливаются два исходных начала. С одной стороны, объективные законы и тенденции развития, жизненные реалии, социальная нормативность и потребность в упорядоченности как обязательное условие функционирования общества. С другой – деятельность государства, людей по правовому оформлению потребностей реальных процессов, правовая нормативность в упорядочении отношений.

Социальная нормативность вносит упорядоченность в реальную жизнь и это есть ее объективное свойство. Возникновение и осуществление правового порядка выступает закономерностью социального развития. Но признание объективной необходимости правопорядка не означает, что все идет стихийно и самотеком. Только тогда, когда люди со знанием дела и профессионально используют юридические возможности и рычаги и на требования социальной нормативности накладывают четкую правовую урегулированность (нормативность), возможен успех. Общество нуждается в упорядочении важнейших сфер человеческого общежития, что и делается правовыми средствами. Любая беспорядочность и бессистемность, анархизм и распущенность немедленно ударяют по интересам общества и человека, нанося серьезный урон. Наоборот, высокая организованность, упорядоченность и согласованность обеспечивают успех делу.

Правопорядок формируется при решающем участии государства и народа. Его содержание и функционирование напрямую зависит от этих начал. Совпадение их интересов и усилий обусловливает решение задачи. Расхождение интересов государства и народа дестабилизирует и разрушает порядок.

Правопорядок – государственно-правовое явление. Он возникает и существует там и тогда, где и когда возникает государственная власть, которая в нем заинтересована. Она устанавливает и поддерживает его, охраняет от нарушений, а в необходимых случаях защищает имеющейся в ее распоряжении принудительной силой. Без этого невозможна реализация государственных задач, осуществление сущности, формы и функций власти, решение государственных дел.

В нем сливаются два исходных начала. С одной стороны, объективные законы и тенденции развития, жизненные реалии, социальная нормативность и потребность в упорядоченности как обязательное условие функционирования общества. С другой – деятельность государства, людей по правовому оформлению потребностей реальных процессов, правовая нормативность в упорядочении отношений.

Социальная нормативность вносит упорядоченность в реальную жизнь и это есть ее объективное свойство. Возникновение и осуществление правового порядка выступает закономерностью социального развития. Но признание объективной необходимости правопорядка не означает, что все идет стихийно и самотеком. Наоборот, «только тогда, когда люди со знанием дела и профессионально используют юридические возможности и рычаги и на требования социальной нормативности накладывают четкую правовую урегулированность (нормативность), возможен успех. Общество нуждается в упорядочении важнейших сфер человеческого общежития, что и делается правовыми средствами. Любая беспорядочность и бессистемность, анархизм и распущенность немедленно ударяют по интересам общества и человека, нанося серьезный урон. Наоборот, высокая организованность, упорядоченность и согласованность обеспечивают успех делу».[14]

Правопорядок формируется при решающем участии государства и народа. Его содержание и функционирование напрямую зависит от этих начал. Совпадение их интересов и усилий обусловливает решение задачи. Расхождение интересов государства и народа дестабилизирует и разрушает порядок.

Правопорядок – государственно-правовое явление. Он возникает и существует там и тогда, где и когда возникает государственная власть, которая в нем заинтересована. Она устанавливает и поддерживает его, охраняет от нарушений, а в необходимых случаях защищает имеющейся в ее распоряжении принудительной силой. Без этого невозможна реализация государственных задач, осуществление сущности, формы и функций власти, решение государственных дел.[15]

Юридические качества и свойства правопорядок получает от законов, от тех правовых идей, принципов, деятельности и институтов, которые использует государственная власть. Он тесно взаимосвязан с правовой идеологией и психологией, с сущностью и формами права, с правотворческим и правореализационным процессами, с правосудием, законностью. Получая от них многое, он сам выступает одним из их свойств, ибо право, правотворчество и правореализация, правовые принципы и их воплощение в жизнь имеют одно из существенных свойств – упорядоченность.

Речь идет о различных уровнях и характеристиках упорядоченности. Правовой порядок – завершающий этап всех юридических форм и процессов. Он вбирает в себя все упорядочивающие начала, которые исходят из разнообразных правовых явлений, выступая некой суммирующей величиной. Это совершенно не означает, что правопорядок суть всеобъемлющая величина по отношению к правосознанию, законодательству, правореализационной практике, правоотношениям и законности, что его можно отождествлять с правовой системой, надстройкой, совокупностью или системой правоотношений. Это близкие, но неравнозначные категории. Отмеченные и другие правовые категории и их свойства трансформируются в правопорядке, теряют многие свои качества и передают ему лишь определенные свойства, взаимодействующая совокупность которых формирует новое качество.

Правопорядок есть тот юридический результат, к которому стремится государственная власть и все субъекты права, используя разнообразные приемы и пути. В этом социальном результате органически сливаются объективные потребности упорядоченности жизни с деятельностью людей по урегулированию их поведения и поступков.

Данный порядок является юридическим. В законах страны закрепляются все вопросы, связанные с его оформлением, функционированием, поддержанием. Они определяют отношения, включаемые в систему правопорядка, участников, их правовые характеристики и связи; методы и процедуру регулирования, пространственно-временные и личностные характеристики и др.

Правопорядок связан с образцами правового поведения, которыми выступают юридические нормы, правила материального и процессуального права. Да и сам порядок есть правило, а правило всегда связано с ограничениями. Как известно, ограничения выступают мерилом свободы личности. Своеобразным масштабом свободы личности выступает существующий порядок. А по комплексу прав и свобод, установленных ограничений личности различаются правопорядок и узаконенный произвол.

Правопорядок есть область наиболее значимых и весомых социальных отношений, которые подвергаются регулированию нормами права. Это отношения в экономике (по поводу собственности, взаимоотношений в производстве и распределении материальных благ), в политической жизни (взаимоотношения государства и личности, между социальными группами, нациями, субъектами права), в социальной жизни (имущественные, личные, семейно-брачные, природоохранительные и т. п.). Совокупность этих отношений может быть различной по характеристике: системной и упорядоченной или механической и неупорядоченной, демократической и недемократической, справедливой и несправедливой, гуманной и негуманной; обеспечивающей права, свободы человека и попирающие их; защищающие порядок или оправдывающие произвол.

Поэтому чрезвычайно важно выделить социальные качества совокупности правовых отношений, которые они получают от общего режима и устоев общественной жизни, от принципов демократии, гуманизма, справедливости, нравственности и от принципов права и законности. На этой основе достигается стабильность и упроченность, уравновешенность и гармония, реализованность прав, свобод и исполненность обязанностей, ответственности; гарантированность правовых провозглашений и ритмичность, последовательность, очередность действий, поступков и поведения.

Сердцевиной правового порядка является человек, его интересы и стремления, жизненные потребности, которые во многом получают свое правовое оформление в правах и свободах, обязанностях и ответственности гражданина, которые реализуются в отношениях между ними, а также во взаимосвязях с государством и обществом. Поэтому характерными чертами и качественными свойствами правопорядка являются гуманизм, демократизм, высоконравственный характер, торжество справедливости. Анализируя правопорядок, нельзя замыкаться лишь в правовой материи и игнорировать общесоциальные характеристики. Как составная часть общества он несет на себе груз тех принципов, устоев и тенденций, на основе которых функционирует вся социальная система.

Таким образом, разграничение категорий «общественная безопасность» и «общественный порядок» со смежными понятиями должно иметь определенный, научно обоснованный критерий, определяющий их специфику и различие. Очевидно, что общественный порядок и общест­венная безопасность выступают как тесно связанные, но не тождественные понятия. Они отличаются характером общественных отношений, различными средствами регулирования и субъективной стороной правонарушений.

 

§ 2. Задачи в деятельности милиции общественной безо­пасности: понятие и содержание

 

С юридических и организационно-правовых позиций правоохранительное функционирование органов внутренних дел осуществляется посредством профилактической, административно-правовой, оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности. Каждая из них регулируется соответствующей системой нормативных правовых актов.

Под задачами милиции понимаются цели, достижения которых она должна добиваться всей своей деятельностью. Думается, что нельзя определять категорию в виде дефиниции «задача» через категорию «цель», так как, хоть и являясь тесно взаимосвязанными, они самостоятельны. Ряд авторов рассматривают задачи как «функции, для выполнения которых по­литическими властями создаются те или иные публичные службы».[16] Данная позиция в корне некорректна, так как не соответствует существу данных категорий.

Вероятно, под катего­рией задача следует понимать «конкретный результат, на достижение которого направлена функ­ция государственного органа, на реализацию которого направлены его права и обязанности». Проще говоря, задача отве­чает на вопрос «что делать?».

Выделяют следующие задачи милиции общественной безопасности:

1) обеспечение безопасности личности. Имеется не­которое терминологическое расхождение между Законом РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 «О милиции» и Указом Президента РФ от 12 февраля 1993 г. № 209 «О милиции общественной безопасности в Российской Федерации», так Закон РФ среди задач милиции выделяет обеспечение «безопасности личности», а Указ Президента РФ - «личной безопасности граждан». Возникает вопрос о соотно­шении понятий «безопасность личности» и «личная безопасность».

Думается, что отличие понятий безопасности личности и личной безопасности заключается только в том, что при личной безопасности совокупность обществен­ных отношений направлена на защиту конкретной жизни, здоровья, телесной неприкосновенности и свободы человека и гражданина от противоправных на­сильственных посягательств, совершаемых с применением или попыткой при­менения насилия либо с угрозой таковых. При обеспечении же безопасности лич­ности «предусматривается неопределенный круг лиц. Что ка­сается личной безопасности, то экономические, организационные и правовые труд­ности делают задачу обеспечения личной безопасности практически невыполнимой. Безопасность личности необходимо рассматривать как одну из основных задач милиции: обеспечение безопасности личности предполагает устранение угроз в отношении неопределенного круга лиц».[17]

Согласно Конституции РФ (ст. 2) «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства». К примеру, спасая жизнь че­ловеку, сотрудник милиции защищает интересы не только общества, а в первую очередь личности, обеспечивает безопасность личности, ведь он не должен ру­ководствоваться в своих действиях только общественными интересами, опреде­лять, будет ли соответствовать интересам общества спасение жизни конкретного человека. Таким образом, точка зрения, в соответствии с которой задача обеспе­чения безопасности личности вполне достигается решением задач по охране общественного порядка, обеспечением общественной безопасности, неверна, так как не всегда интересы об­щества соответствуют интересам личности, а обеспечение безопасности личности явля­ется приоритетной задачей государственных органов, в том числе милиции.

Указ Президента РФ говорит только о «личной безопасности граждан», что крайне сужает круг объектов обеспечения безопасности и наводит на вопрос об обеспечении (или, наоборот, необеспечении) таковой в отношении иностранцев и лиц без гражданства: безопасность личности - более широкая формулировка по сравнению с имевшейся ранее обеспечение личной безопасности граждан. Согласно ч. 3 ст. 90 Конституции РФ Указы и Распоряжения Президента РФ не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам. Необходимо привести Указ Президента от 12 февраля 1993 г. № 209 «О милиции общественной безопасности в Российской Федерации» в соответст­вие с терминологией Закона РФ «О милиции» и изложить абзац 1 раздела 2 Указа Президента от 12 февраля 1993 г. № 209 в следующей редакции: «В со­ответствии с законодательством Российской Федерации основными задачами милиции общественной безопасности являются: обеспечение безопасности лич­ности...».

2) Задача обеспечения общественной безопасности решается милицией общественной безопасности путем принятия мер по защите жиз­ненно важных интересов общества от угроз, исходящих от преступных и иных противоправных деяний, нарушения порядка пользования источниками повышен­ной опасности, предметами и веществами, изъятыми из гражданского оборота, яв­лений негативного техногенного и природного характера, посредством их прогно­зирования, выявления, снижения, ослабления, устранения и предупреждения; а задача охраны общественного порядка путем принятия мер по охране жизни, здоровья, чести, достоинства человека, прав и свобод физических и юридиче­ских лиц, нравственности и общественного спокойствия в общественных местах, быту и трудовой сфере. Категории «охрана общественного порядка» и «обеспе­чение общественной безопасности» являются взаимообусловленными и взаимо­проникающими. Так, соответствующая «охрана общественного порядка» явля­ется условием эффективного обеспечения общественной безопасности, и наобо­рот.

3) Решая задачу предупреждения преступлений и административных право­нарушений, милиция устанавливает обстоятельства, причины и условия, способ­ствующие совершению правонарушений, и в пределах своих полномочий при­нимает меры по их нейтрализации, ослаблению либо устранению. В то же время необходимо согласиться с мнением ученых, которые утверждают, что «преду­преждение правонарушений требует комплексного применения мер экономиче­ского, идейно-воспитательного, организационного, юридического характера. Ни один орган в стране не в состоянии обеспечить предупреждение преступности и преодоление преступности лежит, прежде все­го, через познание ее причин. А сами причины устраняются усилиями общества и государства в целом».[18] Что касается пресечения преступлений и административных правонарушений, то оно состоит в принудительном прекра­щении преступных или административно наказуемых деяний.

4) Выявление преступления (административного правонарушения) - есть обнаружение признаков преступления (административного правонарушения). Важ­ную роль в выявлении преступлений выполняют участковые уполномоченные милиции.

5) Раскрытие преступлений включает в себя установление, обнаружение лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. Милиция общественной безопасности как орган дозна­ния принимает меры по установлению события преступления, изобличению ли­ца или лиц, виновных в совершении преступления.

6) Оказание в пределах компетенции милиции общественной безопасности помощи гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям, организациям и общественным объедине­ниям в защите их прав и законных интересов. Данная задача определена в Указе Президента РФ от 12 февраля 1993 г. № 209 «О милиции общественной безопас­ности в Российской Федерации» несколько широко и размыто, неясно, в чем именно она заключается. Также неоправданно не названы в перечне лиц, кото­рым должна оказываться помощь, иностранные граждане и лица без гражданст­ва. Таким образом, целесообразно использовать в Указе Президента РФ от 12 февраля 1993 формулировку, закрепленную в Законе «О милиции»: «оказание по­мощи физическим и юридическим лицам в защите их прав и законных интересов в пределах, установленных Законом «О милиции»».

7) Розыск отдельных категорий лиц, установление места нахождения кото­рых отнесено к компетенции милиции общественной безопасности. Решение данной задачи заключается в обна­ружении определенной категории лиц, например, лица, уклоняющегося от при­зыва на военную службу, прохождения военной службы по призыву и т.д.

Задача защиты собственности охватыва­лась и охватывается другими милицейскими задачами, это касается и охраны собственности.

Термин «сотрудник милиции общественной безопасности» является ро­довым, поскольку обозначает должностных лиц органов внутренних дел, проходящих федеральную государственную правоохранительную службу в следующих службах и подразделениях  милиции: в дежурных частях (они одновременно являются дежурными частями соответствующих органов внутренних дел); в службе участковых уполномо­ченных милиции; в Госу­дарственной инспекции безопасности дорожного движения (ГИБДД); в службе охраны и надзо­ра изоляторов времен­ного содержания подо­зреваемых и обвиняе­мых; в специальных при­емниках для содержания ниц, арестованных в ад­министративном поряд­ке; в приемниках-рас­пределителях для лиц, задержанных за бродяж­ничество и попрошайни­чество; в медицинских вытрезвителях; в цент­рах временной изоляции для несовершеннолет­них правонарушителей; в отрядах милиции осо­бого назначения; в под­разделениях вневедом­ственной охраны; дозна­ния; патрульно-постовой службы милиции; лицензионно-разрешительной работы и контроля за частной детективной и охранной дея­тельностью; охраны и конвоирования; по делам несовершеннолетних; по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнения административного законодательства; по охране дипломатических и консуль­ских учреждений иностранных госу­дарств.[19]

Входящие в состав милиции обще­ственной безопасности подразделения вневедомственной охраны при органах внутренних дел отличаются тем, что для них установлено самофинансирование и перечень объектов, подлежащих обя­зательной охране этими подразделени­ями; предусмотрено, что порядок со­здания, реорганизации и ликвидации указанных подразделений определяет министр внутренних дел России, одно­временно утверждающий нормативы их численности.

На уровне городского и районного органа внутренних дел создаются служ­бы, подразделения, учреждения, кото­рые непосредственно решают задачи, возложенные на милицию обществен­ной безопасности, а именно:

-         обеспечение личной безопасно­сти граждан;

-         охрана общественного порядка и обеспечение общественной безо­пасности;

-         предупреждение и пресечение преступлений и административных пра­вонарушений;

-         раскрытие преступлений, по де­лам о которых производство предвари тельного следствия не обязательно, и рас­следование преступ­лений в форме дозна­ния;

-         оказание в пре­делах компетенции милиции обществен­ной безопасности по­мощи гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреж­дениям, организаци­ям и общественным объединениям.

Вышеперечислен­ные задачи на уровне городского и район­ного органа внутрен­них дел решают уни­версальные службы, деятельность которых предполагает выпол­нение широкого спек­тра обязанностей с учетом практически всех вышеназванных задач (это участковые уполномоченные милиции, дежурные части мили­ции). Кроме того, в состав милиции общественной безопасности входят специализирован­ные подразделения, в обязанности ко­торых входит определенный аспект под­держания правопорядка. Они диффе­ренцируются в зависимости от характе­ра деятельности и объема имеющихся у них полномочий. Например, отделы по предупреждению правонарушений сре­ди несовершеннолетних осуществляют только профилактическую работу и по этому опираются лишь на отдельные полномочия сотрудников милиции, пределы которых устанавливает их компетенция. В отличие от них подраз­деления патрульно-постовой службы милиции, Государственной инспекции безопасности дорожного движения, ох­раны объектов по договорам, лицензионно-разрешительной работы обладают значительным объемом полномочий, обеспечивающих выполнение возло­женных на них обязанностей.

Особую специализацию подразде­лений по раскрытию преступлений и доз­нания, по делам о которых производство предварительного следствия не обяза­тельно, отражает предоставление их должностным лицам полномочий соглас­но УПК РФ и Федерального закона об ОРД. Эти должностные лица осуществ­ляют оперативно-розыскную деятель­ность в ограниченном по сравнению с криминальной милицией объеме.

Структурными звеньями милиции общественной безопасности яв­ляются учреждения, предназначенные для временной изоляции отдельных категорий граждан от общества — изоляторы для временного со­держания задержанных и заключенных под стражу лиц; приемники-распреде­лители для лиц, задержанных за бро­дяжничество и попрошайничество; приемники-распределители для несо­вершеннолетних; медицинские выт­резвители; специальные приемники для лиц, подвергнутых администра­тивному аресту.

Для обеспечения содержания и транспортировки граждан, содержа­щихся в вышеуказанных учреждениях, в составе милиции общественной безопасности функционирует служба, специализирующаяся на охране и кон­воировании задержанных и аресто­ванных.

В своей разнообразной деятельно­сти милиция общественной безопасно­сти в лице ее служб, подразделений, учреждений взаимодействует с опера­тивными подразделениями криминаль­ной милиции и иными службами орга­нов внутренних дел, с органами и учреж­дениями уголовно-исполнительной си­стемы, с судами, судебными пристава­ми, прокуратурой, а также с органами ФСБ, таможенными органами и органа­ми пограничной охраны.

Создание, реорганизация и ликвидация подразделений милиции общественной безопасности, финансируемых за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов, осуществляются в порядке, определяемом органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по согласованию с Министерством внутренних дел Российской Федерации.

Нормы, отражающие правовое по­ложение сотрудников милиции общественной безопасности, содержа­щиеся в ст. 10, 11 Закона РФ «О мили­ции», разделе 4 Положения о милиции общественной безопасности в Россий­ской Федерации, а также в иных право­вых актах, составляющих основу дея­тельности данной разновидности мили­ции, могут быть сгруппированы следу­ющим образом.

Прежде всего, это «нормы, которые представляют собой алгоритмы типо­вых действий сотрудника милиции в оп­ределенных ситуациях, когда они стал­киваются с преступлениями, админис­тративными правонарушениями, раз­личного рода чрезвычайными ситуаци­ями и т.п. Так, сотрудник милиции общественной безопасности всегда и везде при получении сообщения от гражданина или должностного лица о совершаемом, совершенном преступ­лении или административном правона­рушении, а также в случае, когда он сам является свидетелем противоправного деяния либо угрозы его совершения, должен принять меры по предотвраще­нию, пресечению совершаемого деяния и установлению его обстоятельств. По­этому он вправе потребовать от лица, совершающего или намеревающегося совершить правонарушение, отказать­ся от противоправных намерений или прекратить незаконные действия. Если позволяет ситуация, то сотрудник мили­ции должен представиться и указать на свои законные полномочия».[20]

В соответствии с действующими нормами он вправе осуществить действия по пресечению совершаемого противоправного деяния, применив к нарушителю физическую силу, огнестрельное оружие, специальные средства. Последние используются в порядке, предусмотренном разделом IV Закона РФ «О милиции», исходя из потребностей, обусловленных характером конфликтной ситуации.                                   

При следующем варианте действий сотрудник милиции может задержать и   доставить в ОВД лицо, которое представляет опасность для окружающих людей, подозрительно себя ведет, совершает или совершило общественно опасное деяние. При этом работник ми­лиции должен руководствоваться нормами Закона РФ «О милиции», устанавли­вающими основания для задержания и иные его аспекты, например, указываю­щие на необходимость медицинского освидетельствования задержанного, оказания ему медицинской помощи и др. Далее, сотрудник милиции общественной безопасности вправе иден­тифицировать личность, потребовав и проверив у лица, подозреваемого в со­вершении правонарушения, документы, удостоверяющие его личность. С со­блюдением процедурных особенностей сотрудник милиции вправе осуществить личный досмотр и досмотр вещей.

Если лицо, подозреваемое в со­вершении преступления, пытается скрыться, сотрудник милиции общественной безопасности вправе пре­следовать его. В ходе преследования он может: входить в жилые и хозяйственные помещения граждан в любое время су­ток; входить в помещения организа­ций независимо от форм собственнос­ти в любое время суток; проникать в транспортные сред­ства.

Если граждане или должностные лица отказываются повиноваться со­труднику милиции, последний вправе с применением силы открыть соответ­ствующие помещения или транспорт­ные средства, а также использовать при преследовании граждан, скрывающих­ся от милиции, любые транспортные средства независимо от их принадлеж­ности, исключая транспорт дипломати­ческих или консульских представи­тельств.

При получении от гражданина заяв­ления или сообщения о совершенном или совершаемом в определенном ме­сте или на объекте противоправном де­янии он может следовать на место про­исшествия, используя беспрепятствен­но и бесплатно все виды транспорта.

Сотрудникам милиции обществен­ной безопасности приходится сталки­ваться с различными ситуациями. К их числу относятся не только противоправ­ные деяния, но и стихийные бедствия, катастрофы, несчастные случаи и т.п. Поэтому любой из них, например во время стихийных бедствий и катастроф, вправе проникать в жилые, хозяйствен­ные помещения граждан, помещения организаций, в транспортные средства для принятия мер по оказанию помощи. В этих же случаях любой сотрудник милиции общественной безопасности должен принять меры по доставлению нуждающихся в неотложной медицинс­кой помощи лиц в лечебные учреждения.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. Милиция общественной безопасности — это составная часть милиции России в виде универсальных и специализированных служб, подразделений и учреждений, для которых установлены определенные процедурные особенности созда­ния, реорганизации, ликвидации, на­значения руководителей и ресурсного обеспечения, зафиксированные в Зако­не РФ «О милиции», Положении о мили­ции общественной безопасности в Рос­сийской Федерации и в иных правовых актах. Задачи деятельности милиции общественной безопасности – конкретный результат, на достижение которого направлена функ­ция государственного органа, на реализацию которого направлены его права и обязанности. Выделяют следующие задачи милиции общественной безопасности: обеспечение безопасности личности; обеспечения общественной безопасности; предупреждение преступлений и административных право­нарушений; выявление преступления (административного правонарушения); раскрытие; оказание в пределах компетенции милиции общественной безопасности помощи гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям, организациям и общественным объедине­ниям в защите их прав и законных интересов; розыск отдельных категорий лиц, установление места нахождения кото­рых отнесено к компетенции милиции общественной безопасности.

 

§ 3. Функции милиции общественной безопасности: по­нятие и юридическая природа

 

Содержание административно-правовой  деятельности милиции общественной безопасности проявляется в ее функциях. Функции – это основные на­правления деятельности по решению задач. Каждая функция, реализуемая в рамках административно-правовой деятельности, характеризуется однородностью и обособленно­стью. Следовательно, совокупность реализуемых функций раскрывает содержание повседневной административно-правовой деятельности.

Структура административно-правовой деятельности милиции общественной безопасности может быть представлена  позитивно-правовой административной деятельностью, направленной на реализацию институтов: учета, регистрации, лицензирования, разрешения, стандартизации, метрологии, сертификации, предложений и заявлений, а также   деятельностью по реализации мер административного принуждения и институтов обжалования, контроля и надзора.

Рядом ученых предлагается выделение единой для всей милиции функ­ции: некоторые пишут о функции правообеспечения,[21] некото­рые – борьбы с преступностью и нарушениями правопорядка.[22] Соглашаясь с учеными о выделении единой функции милиции, следует оспорить ее наименование. Вероятно, при определении общей функции ми­лиции необходимо исходить из того, что милиция является правоохранительным органом, т.е. нужно говорить о правоохранительной функции. Данная точка зре­ния основана на определении правоохранительной деятельности как государст­венной деятельности, имеющей целевое социальное предназначение — воздей­ствие на общественные отношения для обеспечения соответствия их содержания тем, которые зафиксированы с помощью права. Правоохранительная деятель­ность является материальным гарантом соблюдения права, она направлена на охрану самого права.

Исходя из вышеизложенного, дефиницию «общая функция милиции» можно определить как круг деятельности милиции по решению стоящих задач и достижению по­ставленных целей. С.А. Дербичева и П.Н. Астапенко определяют функ­ции милиции общественной безопасности как «основные направления деятельности милиции общественной безопасности, реализуемые для решения стоящих перед ней задач».[23]

Выделя­ются следующие функции милиции общественной безопасности: 1) административная; 2) административно-юрисдикционная; 3) содействия подразделениям милиции, государственным ор­ганам правоохранительной и неправоохранительной направленности, органам местного самоуправления и общественности; 4) профилактическая; 5) опера­тивно-розыскная. Кроме того, как орган дознания милиция общественной безопасности осуществляет уголовно-процессуальную функцию.

Административная функция. Админист­ративная деятельность милиции – это исполнительно-распорядительная дея­тельность, складывающаяся из административно-правовых отношений, в ко­торые вступают сотрудники милиции с гражданами и организациями, осуще­ствляемая в присущих ей формах, специфическими методами и средствами, со­стоящая в охране порядка в общественных местах, обеспечении безопасности дорожного движения транспорта и пешеходов, обеспечении правил пребывания в РФ иностранных граждан и лиц без гражданства, осуществлении лицензионно-разрешительной системы, охране имущества собственников по договорам и направленная на решение задач и целей, стоящих перед милицией.

Административно-правовая деятельность органов внутренних дел может быть определена также как деятельность, основанная на нормах административного права и направленная на их реализацию органами внутренних дел и субъектами, уполномоченными их представлять.

Административно-правовая деятельность милиции общественной безопасности ориентирована на решение следующих задач:

-         обеспечение личной безопасности граждан;

-         охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности;

-         предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений;

-         выявление и раскрытие преступлений;

-         защита частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности;

-         оказание помощи физическим и юридическим лицам в защите их прав и законных интересов.[24]

Важной составляющей административно-правовой деятельности милиции общественной безопасности является административно-юрисдикционная деятельность. Она связана с реализацией административной ответственности, а конкретно – с обнаружением, пресечением и осуществлением производства по делу об административном правонарушении. Данный блок административно-правовой деятельности, по существу, означает осуществление правосудия.

Юридическими признаками административно-правовой деятельности милиции общественной безопасности являются: а) направленность такой деятельности на реализацию норм административного права; б) ее регламентированность нормами административного права.

Административно-юрисдикционная функция. Административно-юрисдикционная деятельность есть деятельность уполномоченных органов по рассмотрению дел об административ­ных правонарушениях и принятию по ним решений. Работники милиции общественной безопасности рассматри­вают дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 23.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Функция содейст­вия. Взаимодействие милиции общественной безопасности и иных субъектов есть их взаимное содействие. Выделение содействия в качестве функции обусловлено тем, что «преступ­ность есть явление комплексное и эффективная борьба с ней возможна только путем объединения усилий всех органов, как правоохранительных, так и не пра­воохранительных, а также организаций и граждан. Функция содействия служб и подразделений милиции общественной безопасности охватывает оказание поддержки друг другу, криминальной милиции, иным государственным органам правоохранительной и неправоохра­нительной направленности, органам местного самоуправления и общественно­сти».[25]

Профилактическая функция – задача милиции, решаемая в ходе осуще­ствления самых различных милицейских функций. Ха­рактеристика профилактики в качестве функции милиции общественной безопасности более соответствует ре­альному положению дел, тем более, профилактическая деятельность является основной для службы участковых уполномоченных милиции. Профилактика правонарушений, как функция милиции общественной безопасности, есть деятельность по выявлению и устранению причин, порождающих преступ­ления, и условий, способствующих их совершению. На настоящий момент от­сутствует самостоятельная законодательная база в области профилактики право­нарушений. Некоторые положения, которые касаются профилактической функ­ции милиции, содержатся в Законе «О милиции» (ст. 2, 8-10), Положении о милиции общественной безопасности и ряде ведомственных приказов, наставлений и инструкций. Безусловно, не сни­мается сегодня вопрос о разработке и принятии специального Закона «О профи­лактике преступлений». Подобный закон благотворно повлиял бы на состояние преступности в стране, ведь, как известно, преступление легче предупредить, чем пресечь.

Необходимо закрепить в Законе «О про­филактике преступлений» институт административного надзора в отноше­нии лиц, освобожденных из мест лишения свободы, путем включения в этот за­кон главы «Административный надзор за лицами, отбывшими наказание в виде лишения свободы». Кроме того, в будущий закон о про­филактике могли бы входить комплексные нормы права, содержащие не только наказание, но и поощрения. Очевидно, что «профилак­тика правонарушений в условиях непрекращающегося роста преступности в го­родах и населенных пунктах становится неотложным и обязательным фактором в деятельности служб и подразделений ОВД».[26]

Оперативно-розыскная функция. ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»[27] от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ относит ОВД к органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Но закон не определяет, какие именно подразделения ОВД могут осуществлять оперативно-розыскную деятельность. Существует позиция, согласно которой «проведение подразделениями, не включенными в число оперативных, отдельных мероприятий, аналогичных опе­ративно-розыскным, не образует оперативно-розыскной деятельности, а может рассматриваться как элемент административной или иной деятельности».[28]

На наш взгляд, подразделения милиции общественной безопасности осуществляют оперативно-розыскную функцию, но она носит ограниченный ха­рактер. Сотруд­ники милиции общественной безопасности проводят различные оперативно-розыскные мероприятия, такие как опрос граждан, наведение справок, обследование помещений, зданий, сооруже­ний, участков местности и транспортных средств, наблюдение. Что касается ро­зыскной работы, то милиция общественной безопасности непосредственно отвечает за розыск лиц, уклоняющих­ся от воинского учета, призыва на военную службу или военные сборы, прохож­дения военной службы по призыву, и за установление личности граждан, не имеющих документов, удостоверяющих личность.

Милиция общественной безопасности выполняет функции органа дознания. Уголовно-процессуальная дея­тельность милиции общественной безопасности регулируется уголовно-процессуальным законодательством, и ее детализированное изучение является темой отдельного иссле­дования и выходит за рамки данной дипломной работы.

На основе вышеизложенного можно сделать следующие выводы. Функции – это основные на­правления деятельности по решению задач. Каждая функция, реализуемая в рамках административно-правовой деятельности, характеризуется однородностью и обособленно­стью. Функ­ции милиции общественной безопасности – основные направления деятельности милиции общественной безопасности, реализуемые для решения стоящих перед ней задач. К ним относятся следующие функции: административная; административно-юрисдикционная; содействия подразделениям милиции, государственным ор­ганам правоохранительной и неправоохранительной направленности, органам местного самоуправления и общественности; профилактическая; опера­тивно-розыскная. Кроме того, как орган дознания милиция общественной безопасности осуществляет уголовно-процессуальную функцию.

 

ГЛАВА 2. Юридическая природа основных направлений деятельности милиции общественной милиции

 

§ 1. Основные направления деятельности службы участковых уполномоченных милиции

 

Статус участковых уполномоченных милиции в сфере охраны общественного порядка можно определить как их правовое состояние, характеризуемое комплексом (системой) полномочий и обязанностей, направленных на предупреждение, пресечение правонарушений рассматриваемой сферы и привлечение правонарушителей к ответственности.

Задачи участковых уполномоченных милиции в рассматриваемой сфере: обеспечение личной и имущественной безопасности граждан; обеспечение общественной безопасности; предупреждение и пресечение административных правонарушений, посягающих на общественный порядок; оказание в пределах своей компетенции помощи гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям, организациям и общественным объединениям в осуществлении их законных прав и интересов; обеспечение проведения праздничных мероприятий; наблюдение за местами наиболее частого совершения правонарушений рассматриваемой сферы.

Правомочия участковых уполномоченных милиции в сфере охраны общественного порядка имеют нормативное закрепление как на уровне законов, так и в ведомственных нормативных актах (Закон РФ от 18 апреля 1991 г. «О милиции» и Приказ МВД России от 16 сентября 2002 г. № 900 соответственно). Думается, что такое дублирование не целесообразно. Это обусловлено тем, что в предлагаемых к рассмотрению нормативно-правовых актах имеются некоторые коллизионные нормы, регламентирующие права. В связи с этим полагаю, что на федеральном уровне необходимо разработать и принять законодательный акт «О правовом статусе участковых уполномоченных милиции».

При сопоставлении ст. 10, 11 Закона РФ «О милиции» и ведомствен­ного акта МВД РФ по организации ра­боты участкового уполномоченного милиции, можно увидеть, что это дол­жностное лицо обладает полным объемом обязанностей и прав, предо­ставленных милиции в целом. Однако основные обязанности закреплены за участковым инспектором милиции адекватно конкретным задачам, по­ставленным перед ним, с учетом чего дифференцируются и его полномочия. При этом он «может при решении оп­ределенной задачи:

а) использовать весь комплекс пре­доставленных ему полномочий админи­стративно-правового, оперативно-ро­зыскного и уголовно-процессуального характера;

б)  использовать отдельные полно­мочия, закрепленные за ним в ведом­ственном акте, регламентирующем организацию деятельности участкового уполномоченного милиции».[29]

В частно­сти, на участкового уполномоченного милиции возлагается обязанность предупреждать и пресекать преступления и административные правонарушения, для выполнения которой он использует все имеющиеся возможности, которые в рамках профилактической разведки гарантируют ему обработку жилого сек­тора, изучение иных объектов, располо­женных на территории участка и выяв­ление в итоге:

-         лиц, подлежащих регистрации в картотечной форме для последующего наблюдения и контроля за их поведени­ем в силу потенциальной криминальной опасности;

-         фактов, обуславливающих совер­шение преступлений и административ­ных правонарушений и подлежащих нейтрализации как усилиями участково­го уполномоченного, так и при помощи иных должностных лиц;

-         преступлений и административ­ных правонарушений.

В последнем случае участковый уполномоченного милиции использу­ет с учетом характера выявленного противоправного деяния меры адми­нистративно-правового характера, обеспечивающие производство по де­лам об административных правонару­шениях, либо осуществление уголов­но-процессуальных действий или опе­ративно-розыскных мер по раскрытию преступления.

Поскольку участковый уполномо­ченного милиции обязан регулярно ве­сти прием населения на администра­тивном участке, то при официальном обращении к нему граждан и должност­ных лиц с заявлениями о преступлении или административном правонаруше­нии он вправе применить и в этом случае либо администра­тивно-правовые меры, либо осуществить нео­тложные следственные действия и провести определенные опера­тивно-розыскные ме­роприятия. В частно­сти, участковый уполно­моченного милиции при обнаружении на вве­ренном ему участке преступлений, по де­лам о которых произ­водство предваритель­ного следствия не обя­зательно:

-         самостоятельно проводит комплекс предусмотренных уго­ловно-процессуальным законодательством неотложных следствен­ных действий и оперативно-розыскных ме­роприятий по установлению и закрепле­нию следов преступлений и иных обсто­ятельств, имеющих значение для дела;

-         проводит расследование и осу­ществляет досудебную подготовку ма­териалов в протокольной форме по де­лам о преступлениях, отнесенных к ком­петенции милиции общественной безо­пасности.

При поступлении сообщения об ад­министративном правонарушении он получает от граждан объяснения, в слу­чае необходимости вызывая их в свое служебное помещение; производит ад­министративное задержание, личный досмотр и досмотр вещей, изъятие ору­жия, а также вещей и документов, обна­руженных при задержании, личном дос­мотре вещей; составляет протокол об административном правонарушении.

С учетом особенностей российской действительности, «в настоящее время участковым уполномоченным милиции необходимо осуществлять контроль за следующими категориями граждан:

-         лица, осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы;

-         лица, освобожденные из мест лишения свободы;

-         лица, злоупотребляющие спиртными напитками, наркотическими веществами и допускающие на этой почве нарушения общественного порядка;

-         родители, отрицательно влияющие на детей;

-         «трудные» подростки».[30]

Применительно к сфере охраны общественного порядка под формами деятельности участковых уполномоченных милиции следует понимать внешние проявления содержания административной деятельности участковых уполномоченных милиции по охране общественного порядка и организационно-правовое выражение конкретных действий по реализации функций в этой сфере.

Формы деятельности участковых уполномоченных милиции в исследуемой сфере классифицируются на три группы: принятие индивидуальных решений; контрольно-надзорная деятельность; организационно-технические и стимулирующие действия.

Наиболее распространенная форма деятельности – патрулирование. Участковые уполномоченные милиции используют эту форму как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими службами. Участковые уполномоченные милиции при патрулировании в основном используют такие меры, как проверка документов, вхождение в жилые помещения граждан, прекращение движения транспорта, досмотр и другие. Российское законодательство предусматривает возможность патрулирования на велосипедах, однако в практических органах по каким-то причинам это не используется. Очевидно, такой вид патрулирования эффективен, одновременно выполняет функцию предупреждения правонарушений и функцию их пресечения.

Таким образом, одной из проблем, вытекающих из теоретического освещения форм, является вопрос об основополагающем характере одной из них. Полагаю, что при огромном значении правовых форм, в настоящее время можно отметить существование тенденций к развитию внеправовых форм, носящих организационный характер. Недооценка возможностей при реализации любой из этих форм снизит эффективность административной деятельности, выбор в конкретной ситуации любой из них должен быть обусловлен характером поставленной задачи. Поэтому постановка вопроса о приоритете одной из них представляется некорректной.

 

§ 2. Основные направления деятельности дорожно-патрульной службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения

 

Специфика правового статуса со­трудников Государственной инспек­ции безопасности дорожного движе­ния предопределена тем, что законода­тель в Законе РФ «О милиции», иных фе­деральных законах, в нормативном акте, определяющем положение рассматри­ваемой службы милиции, возложил на ее сотрудников следующие обязанности:

-         контроль за соблюдением Правил дорожного движения, а также нормативно-правовых актов в об­ласти обеспечения бе­зопасности дорожно­го движения;

-         принятие ква­лификационных экзаменов на получение права управления автомототранспортными средствами, трамваями и троллейбусами, выдачу водительских удостоверений, а также согласование программ подготовки во­дителей автомототранспортных средств;

-         регистрацию и учет автомототранспортных средств и прицепов к ним, выдачу регистрационных доку­ментов и государственных регистра­ционных знаков на зарегистрирован­ные автомототранспортные средства и прицепы к ним;

-         организацию в порядке, опреде­ляемом Правительством Российской Федерации, государственного техни­ческого осмотра автомототранспорт­ных средств и прицепов к ним;

-         регулирование дорожного движе­ния, в том числе с использованием тех­нических средств и автоматизирован­ных систем, обеспечение организации движения транспортных средств и пе­шеходов в местах проведения аварий­но-спасательных работ и массовых ме­роприятий;

-         участие в мероприятиях по охра­не общественного порядка и обеспече­нию общественной безопасности;

-         организацию и проведение в по­рядке, определяемом Министерством внутренних дел Российской Федерации, работы по розыску угнанных и похищен­ных автомототранспортных средств, а также автомототранспортных средств участников дорожного движения, скрывшихся с мест дорожно-транспорт­ных происшествий;

-         осуществление в соответствии с законодательством Российской Феде­рации производства по делам об адми­нистративных правонарушениях;

-         осуществление неотложных дей­ствий на месте дорожно-транспортного происшествия, в том числе принятие мер по эвакуации людей и оказанию им дов­рачебной медицинской помощи, а также содействие в транспортировке повреж­денных транспортных средств и охране имущества, оставшегося без присмотра; — проведение в соответствии с за­конодательством Российской Федера­ции дознания по делам о преступлени­ях против безопасности дорожного дви­жения и преступлениях, связанных с эк­сплуатацией транспортных средств;

-         осуществление государственно­го учета показателей состояния безопасности дорожного движения;

-         ведение учета бланков водительс­ких удостоверений, государственных ре­гистрационных знаков на транспортные средства, справок-счетов и другой специ­альной продукции, необходимой для до­пуска транспортных средств и их водите­лей к участию в дорожном движении;

-         изучение условий дорожного движения, принятие мер по совершенство­ванию организации движения транс­портных средств и пешеходов, согласо­вание в установленном порядке проек­тов организации дорожного движения в городах и на автомо­бильных дорогах, про­грамм подготовки и пе­реподготовки специали­стов по безопасности до­рожного движения;

-         осуществление в установленном порядке сопровождения транс­портных средств;

-         участие в работе градостроительных   и технических советов, комиссий по приемке в эксплуатацию до­рог, дорожных сооружений, железнодо­рожных переездов, линий городского электрического транспорта, рассмотре­ние заявок и выдача соответствующих заключений на открытие маршрутов ре­гулярного движения общественного транспорта;

-         разъяснение законодательства Российской Федерации о безопасности дорожного движения с использованием средств массовой информации, а также собственных изданий, проведение в этих целях смотров, конкурсов, соревнований, содействие соответствующим орга­нам исполнительной влас­ти в организации обучения граждан правилам безо­пасного поведения на до­рогах, в пропаганде Пра­вил дорожного движения-

-         разработку пред­ложений по повышению безопасности дорожного движения, в том числе со­вместно с заинтересованными дорож­ными федеральными органами испол­нительной власти, органами местного самоуправления, юридическими лица­ми и общественными объединениями;

-         выявление причин и условий, спо­собствующих возникновению дорожно-транспортных происшествий, наруше­нию Правил дорожного движения, иных противоправных действий, влекущих угрозу безопасности дорожного движе­ния, принятие мер по их устранению;

-         выдачу разрешений юридическим лицам на производство работ по установке и обслуживанию технических средств организации дорожного движе­ния, ведение реестра выданных, приос­тановленных и аннулированных разре­шений;

-         выдачу в порядке, определяемом Правительством Российской Федера­ции, разрешений на оборудование ав­тотранспортных средств специальными световыми и звуковыми сигналами, ус­ловными опознавательными знаками, на участие в дорожном движении транс­портных средств, перевозящих крупно­габаритные и тяжеловесные грузы, а также в пределах ее компетенции – опасные грузы.

Сотрудники ГИБДД для выполнения возложенных обязанностей вправе:

-         запрашивать и получать в уста­новленном порядке от организаций, не­зависимо от формы собственности, и должностных лиц сведения о соблюде­нии ими нормативных пра­вовых актов в области обеспечения безопасности дорожного движения, а также объяснения по фак­там их нарушения;

-         давать должностным лицам обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений нормативных правовых актов в области обеспечения безопасности дорожного движения, а в случае непринятия по таким предписаниям необ­ходимых мер - привлекать виновных лиц к ответственности, предусмотрен­ной законодательством Российской Федерации. Предписания даются глав­ными государственными инспекторами безопасности дорожного движения в соответствии с их компетенцией в пись­менной форме с указанием сроков пре­доставления информации о принимае­мых мерах;

-         участвовать в разработке проек­тов законодательных и иных норматив­ных правовых актов в области обеспече­ния безопасности дорожного движения, вносить в установленном порядке пред­ложения по их совершенствованию;

-         предписывать или разрешать со­ответствующим организациям установ­ку и снятие технических средств орга­низации дорожного движения;

-         временно ограничивать или зап­рещать дорожное движение, изменять его организацию на отдельных участках дорог при проведении массовых мероп­риятий и в иных случаях в целях созда­ния необходимых условий для безопас­ного движения транспортных средств и пешеходов либо (если пользование транспортными средствами угрожает безопасности дорожного движения, а также на железнодорожных переездах, не отвечающих правилам их содержа­ния в безопасном для дорожного дви­жения состоянии) запрещать или при­останавливать проведение на дорогах ремонтно-строительных и других работ, осуществляемых с нарушением требо­ваний нормативных правовых актов в области обеспечения безопасности до­рожного движения;

-         запрещать при несоблюдении требований вышеуказанных актов пере­возку крупногабаритных, тяжеловесных или опасных грузов, а также движение общественного транспорта по установ­ленным маршрутам;

-         запрещать эксплуатацию автомо­тотранспортных средств, прицепов, тракторов и других самоходных машин при наличии неисправностей и условий, перечень которых утверждается Прави­тельством Российской Федерации, а троллейбусов и трамваев — при наличии неисправностей, предусмотренных со­ответствующими правилами техничес­кой эксплуатации, а также эксплуатацию транспортных средств, не прошедших государственный технический осмотр, до устранения причин, послуживших ос­нованием для такого запрещения;

-         не допускать к участию в дорож­ном движении путем отказа в регистра­ции и выдаче соответствующих доку­ментов следующие автомототранспор­тные средства и прицепы к ним: изго­товленные в Российской Федерации, или ввозимые на ее территорию сроком более чем на шесть месяцев, или в конструкцию которых внесены измене­ния — без документов, удостоверяющих их соответствие установленным требо­ваниям безопасности дорожного дви­жения; имеющих скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов или государственные регистрационные знаки;

-         останавливать транспортные средства и проверять документы на право пользования и управления ими, а также документы на транспортное сред­ство и перевозимый груз, изымать эти документы в случаях, предусмотренных федеральным законом;

-         отстранять от управления транс­портными средствами лиц, в отношении которых имеются достаточные основа­ния полагать, что они находятся в состо­янии опьянения, а также лиц, которые не имеют документов на право управления или пользования транспортными сред­ствами;

-         проводить в установленном зако­нодательством Российской Федерации порядке освидетельствование лиц, по­дозреваемых в совершении преступле­ния или административного правонару­шения, повлекших угрозу безопасности дорожного движения, для установления факта алкогольного или наркотического опьянения либо направлять или достав­лять указанных лиц в медицинские учреждения, если ре­зультат освидетельствования необхо­дим для подтверж­дения или опровер­жения факта право­нарушения или для объективного рас­смотрения дела о правонарушении;

-         использовать в установленном по­рядке специальные технические и транспортные средства для выявления и фиксации нарушений Правил дорож­ного движения, контроля за техничес­ким состоянием транспортных средств и дорог, принудительной остановки транспортных средств, дешифровки показаний тахографов;

-         осуществлять в установленном законодательством Российской Феде­рации порядке административное за­держание и личный досмотр граждан, совершивших административное пра­вонарушение, осмотр транспортных средств и грузов с участием водителей и граждан, сопровождающих грузы, производить досмотр транспортных средств при подозрении, что они ис­пользуются в противоправных целях;

-         вызывать в Государственную ин­спекцию граждан и должностных лиц по находящимся в производстве делам и материалам, получать от них необходи­мые объяснения, справки, документы (их копии);

-         составлять протоколы об админи­стративных правонарушениях, налагать в пределах своей компетенции админи­стративные взыскания на должностных лиц и граждан, совершивших такое пра­вонарушение;

-         использовать для доставления в лечебные учреждения граждан, нуждающихся в срочной медицинской помо­щи, для транспортировки поврежденных при авариях транспортных средств, а также в других предусмотренных за­конодательством Российской Федера­ции случаях транспортные средства предприятий, учреждений, организа­ций, общественных объединений и граждан, кроме транспортных средств, принадлежащих дипломатическим, кон­сульским и иным представительствам иностранных государств, международ­ным организациям, и транспортных средств специального назначения;

-         пользоваться беспрепятственно в служебных целях средствами связи, принадлежащими юридическим лицам и гражданам;

-         осуществлять в установленном порядке возлагаемые на Министерство внутренних дел Российской Федерации функции государственного заказчика по разработке и изготовлению техни­ческих средств контроля за соблюдени­ем правил дорожного движения, ава­рийно-спасательного оборудования, применяемого на месте дорожно-транспортного происшествия в целях снижения тяжести его последствий, а также иных технических средств, авто­матизированных систем и приборов, способствующих повышению безопас­ности дорожного движения;

-         участвовать совместно с заинте­ресованными организациями и учрежде­ниями в определении приоритетных тем и направлений научных исследований в области обеспечения безопасности до­рожного движения, осуществлять в уста­новленном порядке их реализацию, а так­же участвовать во внедрении в практи­ческую деятельность Государственной инспекции научных разработок;

-         участвовать в установленном по­рядке в работе международных органи­заций по проблемам безопасности до­рожного движения, разрабатывать и осуществлять совместно с заинтересо­ванными организациями и учреждения­ми мероприятия, обеспечивающие вы­полнение международных обязательств Российской Федерации в этой области; — осуществлять в соответствии с законодательством Российской Феде­рации об административных правонару­шениях задержание транспортных средств с помещением их в специаль­но отведенные места до устранения причин задержания;

-         осуществлять во взаимодействии с государственными надзорными орга­нами контроль за соблюдением юридическими лицами и гражданами условий лицензий, выданных Государственной инспекцией, требовать от них необходи­мые сведения о лицензируемой дея­тельности и давать им в пределах сво­ей компетенции обязательные для ис­полнения предписания;

-         осуществлять в пределах своей компетенции согласование разрешений органов местного самоуправления на распространение наружной рекламы на улицах (дорогах) городских и сельских населенных пунктов, а за их пределами — в полосе отвода и придорожной зоне автомобильных дорог.

Сотрудники рассматриваемой служ­бы, обеспечивающие разбирательство обстоятельств дорожно-транспортных происшествий, с учетом своего должнос­тного положения вправе использовать меры, предусмотренные УПК РФ, КоАП РФ, а также Федеральным законом об ОРД. Кроме того, если сотрудники ГИБДД привлекаются к поддержанию обществен­ного порядка при проведении массовых мероприятий, в условиях чрезвычайных обстоятельств, к проведению следственных и оперативно-розыскных действий, то они вправе пользоваться полномочиями, предусмотренными п. 18, 20, 22, 28, 29, 30-32 Закона РФ «О милиции».

Необходимо отметить, что в настоящее время государственная систе­ма безопасности дорожного движения только формируется, эффективные структуры управления ею отсутствуют, что свидетельствует об определенном разобщении составляющих ее элементов. Это обусловлива­ет стремление учреждений, привлекаемых в качестве разработчиков, исполнителей, экс­пертов и координаторов тех или иных меро­приятий, предусмотренных федеральными либо региональными программами, решать лишь те задачи, которые в наибольшей мере отвечают их собственным потребностям, по­зволяют получить дополнительные кадро­вые, материально-технические ресурсы и укрепить административно-правовой статус.

В первую очередь это касается не подчинен­ных друг другу органов, выполняющих ос­новной объем работ в рамках указанных программ.

Организационно-структурная независи­мость и узкая специализация данных учреж­дений в условиях относительной автономии на различных этапах функционирования объ­ективно порождает множество противоречий между ними и интересами системы безопасности дорожного движения в це­лом, что отрицательно сказывается на ее (сис­темы) способности оказывать управляющее воздействие на транспортный процесс. Со­гласно действующему законодательству Рос­сии наряду с комиссиями ведущую роль в системе обеспечения безопасности движения должен играть Минтранс России, на который возлагаются функции по проведению государ­ственной политики, осуществлению управле­ния в области транспортного комплекса и ко­ординации деятельности в этой сфере иных федеральных органов исполнительной влас­ти. Основной объем работы по выполнению задачи государственного контроля и надзора в сфере дорожного движения возлагается на специализированные органы, наделенные со­ответствующими надведомственными власт­ными полномочиями, и прежде всего на Гос­автоинспекцию.

Феномен полицейской деятельности в сфе­ре дорожного движения свойствен практиче­ски всем странам мира, но в общем балансе трудоемкости данного вида мероприятий, проводимых в России, на ГАИ приходится свыше 90%. Это позволяет говорить о нали­чии определенной предметно-функциональ­ной монополии этой службы. При этом спектр ее функций не имеет аналогов среди отечественных и зарубежных органов внут­ренних дел. Для выполнения этих функций в состав ГАИ включены автотехническая инспекция, дорожная инспекция, подразделе­ния организации дорожного движения, ин­формационного обеспечения, регистрационно-экзаменационной работы, дорожно-патрульная служба (ДПС) и др. Объем административно-юрисдикционной деятельности ГАИ беспрецедентен. «Ежегодно ею выявляется свыше 40 млн. правонарушений, в числе кото­рых преобладают формальные деликты, хотя свыше 90% ДТП связаны с правонарушения­ми динамического плана (превышение установленной скорости движения, неправиль­ный обгон, несоблюдение безопасной дистан­ции между ТС и т. п.). Проводимая с середи­ны 1998 года кампания по реформированию деятельности ГАИ не оказала существенного влияния на динамику дорожно-транспортной аварийности, обеспечение законных прав граждан и предупреждение коррупции среди сотрудников ДПС. Мощный административ­ный прессинг вызывает активное неприятие граждан, стремление к сугубо формальному исполнению предъявляемых к ним требова­ний, порождает большое количество жалоб и формирует в общественном сознании пред­ставление о ГАИ как о фискальном органе, не способном защитить права и свободы человека».[31]

Централизованная система жесткого орга­низационно-штатного и функционального построения подразделений ДПС на всей тер­ритории Российской Федерации не способ­ствовала серьезным конструктивным дискус­сиям по вопросам совершенствования данной службы. Поскольку страна занимает одно из последних мест в мире по такому общепри­знанному интегральному критерию благосо­стояния, как средняя продолжительность жизни, и одно из первых мест по количеству погибших на 100 тыс. человек населения, не­обходимо заняться неформальным изучением и поэтапной реализацией мирового опыта ор­ганизации жизнеобеспечения, в том числе транспортными аспектами, которые в настоя­щее время нередко игнорируются в угоду «простым» и «очевидным» решениям.

В странах с высоким и средним уровнем автомобилизации подходы к ведению поли­цейского контроля дорожного движения раз­нообразны. Чаще всего такой контроль инте­грирован с общими функциями полиции об­щественной безопасности, сотрудники кото­рой, выполняя задачу охраны общественного порядка, обязаны при необходимости регули­ровать дорожное движение, обеспечивать не­прерывность движения транспорта и пешехо­дов, организовывать правильную парковку транспортных средств и привлекать к административной ответ­ственности нарушителей правил дорожного движения (ПДД). Интересно, что вплоть до начала 1990-х годов вмешательство полиции в дорожное движение воспринималось в за­падных странах как нежелательная мера. Ор­ганы власти и управления полагали, что усиленный контроль отрицательно сказывается на имидже полиции и отнимает огромное ко­личество времени у ее сотрудников. Поэтому в возможном спектре мер профилактики до­рожно-транспортной аварийности админист­ративно-правовому воздействию на участни­ков дорожного движения отводилась лишь вспомогательная роль.

В условиях растущей интенсивнос­ти и плотности дорожного движения «все чаще говорится о наступлении кризиса в данной сфере деятельности и о необходимости разра­ботки новой стратегии обеспечения общест­венной безопасности. Дискутируется дилем­ма: что важнее — продолжение борьбы с преступностью традиционными средствами или усиление полицейского контроля дорож­ного движения? Как оказалось, в ходе пре­вентивной проверки транспортных средств непосредственно на улицах и дорогах удавалось выявить и предот­вратить гораздо больше преступлений, чем в процессе оперативно-розыскной деятельно­сти, предварительного следствия и ординар­ной патрульно-постовой службы. Проводится соответствующее просвещение руководителей полицейских органов, разрабатываются и ре­ализуются программы, направленные на из­менение устаревших представлений о второ­степенности функций полиции в дорожном движении; обосновывается целесообразность использования тактики «нулевой» и даже «агрессивной толерантности» по отношению к нарушителям ПДД, ведется соответствую­щая профессиональная подготовка полицей­ских и финансовая поддержка их профилак­тической деятельности».[32]

В России же наблюдается гипертрофия ДПС как «силового» компонента ГАИ, хотя, как представляется, закрепленные в законо­дательстве приоритеты жизни и здоровья граждан, участвующих в дорожном движе­нии, над результатами экономической дея­тельности и ответственности государства за обеспечение БДД над ответственностью граж­дан, участвующих в дорожном движении, обязывает формировать эту службу не только как карающее, но и как технологическое зве­но системы обеспечения транспортного про­цесса. Наряду с традиционными правоохра­нительными функциями ДПС должна играть роль органа поддержки оптимальных пара­метров дорожного движения, исходя из принципа гармонизации интересов всех категорий населения в процессе перемещения источни­ков повышенной опасности. Это требует пере­хода на качественно новый уровень взаимоот­ношений с гражданами и должностными ли­цами, занятыми в сфере обеспечения безопасности дорожного движения.

Практика контроля дорожного движения и результаты экспериментов, в ходе которых предпринималась локальная вариация чис­ленности постов ДПС, показали, что «патрули­рование уличной дорожной сети с активным вмешательством в правонарушения позволяет уменьшить аварийность до 25-40%. Но это возможно только при увеличении интенсив­ности соответствующих контрольных опера­ций не менее чем в 3-5 раз. Более того, для получения устойчивого положительного ре­зультата данная мера должна реализовывать­ся постоянно и распространяться не только на явно выраженные зоны концентрации до­рожно-транспортной аварийности и преступ­ных посягательств на участников дорожного движения, но и на всю уличную дорожную сеть».[33]

Думается, однако, что это объективно невозможно при сложившихся темпах автомобилизации, ког­да автомашина фактически превратилась в непременный атрибут жизнеобеспечения большинства людей. Во многих регионах ре­зервы экстенсивного развития ДПС давно ис­черпаны, а попытки дальнейшего увеличения численности сотрудников вызывают только негативные последствия. Увеличение штата при ограниченности бюджетов вынуждает ко­мандование этих подразделений и региональ­ные аппараты ГАИ затрачивать до 80% свое­го служебного времени на решение вопросов материально-технического обеспечения, в том числе путем использования незаконных при­емов давления на объекты контроля.

В связи с этим представляется ошибочной ориентация МВД России на формирование ГАИ как органа, обладающего исключитель­ной компетенцией в сфере контроля дорожно­го движения, и на всемерное ограничение со­ответствующих полномочий других служб милиции. Стремление к такой монополиза­ции контрольных функций впервые прояви­лось «в конце 1970-х годов, когда повсеместно получила распространение организация службы органов внутренних дел по системе единой дислокации постов и маршрутов пат­рулирования и многократно возросла выявляемость нарушений ПДД личным составом патрульно-постовой службы, участковыми уполномоченными и другими сотрудниками милиции. Это приводило к перегрузке под­разделений ДПС и территориальных отделе­ний ГАИ материалами относительно невысо­кого качества, принятие мер по которым бы­ло сопряжено с необходимостью их сущест­венной доработки и проведением дополни­тельных проверок, — при том, что данная ра­бота не входила в актив ГАИ. Кроме того, ин­тенсификация деятельности милиции в этом направлении сопровождалась ростом количе­ства случаев неправомерного использования властных полномочий, включая вымогатель­ство денег и автомобильного топлива у участ­ников дорожного движения, а также принуж­дение их к оказанию различных услуг».[34]

Несмотря на то, что указанные негативные факторы вовлечения органов внутренних дел в процесс контроля дорожного движения бы­ли вполне объяснимы и преодолимы, под предлогом защиты граждан от незаконных посягательств начался процесс увеличения численности сотрудников ДПС и вытеснения «чужаков» из данной сферы.

Полагаю, что возложение обязанности пресечения наи­более распространенных административных правонарушений на милицию общественной безопасности позволит существенно сокра­тить численность сотрудников ДПС и высво­бодить средства на приобретение современ­ных систем автоматической фиксации нару­шений ПДД; перейти от тотального контроля транспортных потоков на стационарных пос­тах к адресному воздействию на правонару­шителей; сконцентрировать усилия личного состава ДПС на обеспечении бесперебойного дорожного движения, пресечении преступле­ний и правонарушений, провоцируемых не­достатками дорожно-транспортной инфра­структуры, а также на выполнении иных за­дач, полноценная реализация которых други­ми службами невозможна либо нецелесооб­разна.

Как представляется, подобный подход не потребует больших затрат на соответствую­щую подготовку сотрудников милиции, по­скольку, во-первых, свыше 85% объема ад­министративной практики ГАИ составляют материалы об элементарных с точки зрения выявления, правовой квалификации и про­цессуального оформления правонарушениях, для пресечения которых требуются только знания основных положений ПДД и мер безопасности при производстве остановки транспортного средства на улично-дорожной сети; во-вторых, ПДД — от­носительно лаконичный документ, рассчитан­ный на усвоение любым человеком за непро­должительное время, тем более что большин­ство сотрудников органов внутренних дел в настоящее время имеют водительское удосто­верение; в-третьих, распространенные среди представителей ГАИ утверждения о специ­фичности и сложности административного производства по делам об административных нарушениях ПДД — ложный стереотип, выросший на примате ведомственных инструк­ций и указаний по данному вопросу, а также практически полном ограничении юрисдик­ции других служб милиции в данной сфере деятельности (так, во многих странах мира дорожной полиции, напротив, предписывает­ся выезжать для осуществления неотложных действий на места ДТП, произошедших на до­рогах местного и регионального значения, только тогда, когда это не могут сделать соот­ветствующие территориальные «неспециали­зированные» органы местной полиции).

Из многолетней отечественной и зарубеж­ной практики известно, что «одной из наибо­лее радикальных и прогрессивных форм контроля деятельности органов внутренних дел в сфере дорожного движения является совместная работа сотрудников данной служ­бы с представителями добровольных общест­венных формирований или внештатными со­трудниками милиции, присутствие которых к тому же способствует существенному повышению результативности действий нарядов. Причем одна из важнейших целей данной ме­ры состоит в обеспечении реального общест­венного контроля деятельности сотрудников органов внутренних дел. Как показывает опыт передовых подразделений, в настоящее время социальная база для возрождения по­добной формы взаимодействия с обществен­ностью не потеряна и может успешно разви­ваться уже без повальной «обязаловки», в меньших масштабах, но на более качествен­ном уровне».[35]

Противники различных форм «посвяще­ния» граждан в детали правовых и организа­ционных вопросов деятельности ГАИ полага­ют, что это поможет правонарушителям и преступникам уходить от ответственности. Однако в силу исключительной распростра­ненности всевозможных мероприятий по обеспечению безопасности движения на ули­цах и дорогах совместные наряды представ­ляют собой обыденный и обязательный эле­мент обеспечения транспортного процесса. Поэтому при проведении каких-либо дейст­вий по борьбе с преступностью важно сохра­нить в тайне не формы и методы работы ми­лиции, которые и без того достаточно хорошо известны криминальным структурам, а конк­ретные приемы, время, место проведения той или иной операции. К тому же следует учи­тывать результаты исследований служебной деятельности ГАИ и общественного мнения, согласно которым реальное количество неправо­мерных действий со стороны должностных лиц ДПС многократно превышает число официаль­но регистрируемых жалоб по этому поводу.  

Таким образом, в дипломной работе предложены следующие шаги по совершенствованию основных направлений деятельности дорожно-патрульной службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения. Наряду с традиционными правоохра­нительными функциями ДПС должна играть роль органа поддержки оптимальных пара­метров дорожного движения, исходя из принципа гармонизации интересов всех категорий населения в процессе перемещения источни­ков повышенной опасности. Это требует пере­хода на качественно новый уровень взаимоот­ношений с гражданами и должностными ли­цами, занятыми в сфере обеспечения безопасности дорожного движения. Возложение обязанности пресечения наи­более распространенных административных правонарушений на милицию общественной безопасности позволит существенно сокра­тить численность сотрудников ДПС и высво­бодить средства на приобретение современ­ных систем автоматической фиксации нару­шений ПДД.

Представляется ошибочной ориентация МВД России на формирование ГАИ как органа, обладающего исключитель­ной компетенцией в сфере контроля дорожно­го движения, и на всемерное ограничение со­ответствующих полномочий других служб милиции. Кроме того, со­гласно действующему законодательству Рос­сии наряду с комиссиями ведущую роль в системе обеспечения безопасности движения должен играть Минтранс России, на который возлагаются функции по проведению государ­ственной политики, осуществлению управле­ния в области транспортного комплекса и ко­ординации деятельности в этой сфере иных федеральных органов исполнительной влас­ти.

 

 

§ 3. Деятельность иных подразделений милиции общественной безопасности

 

Специфика правового статуса оперативного дежурного дежурной части органа внутренних дел. Данное должностное лицо организует работу дежурной смены и руководит сотрудни­ками милиции, входящими в ее состав, поэтому обязано постоянно находиться в помещениях дежурной части, а в слу­чае убытия из них — поручать своему помощнику замещать его и временно выполнять обязанности оперативного дежурного. По возвращении оператив­ный дежурный должен ознакомиться со складывающейся оперативной обста­новкой, указаниями, поступившими от руководителей городского или районно­го органа внутренних дел, обеспечить их исполнение.

Это должностное лицо вправе руко­водить личным составом от имени на­чальника ОВД и его заместителей, а в период несения службы — отдавать обязательные для исполнения распоря­жения находящимся в его подчинении дежурным подразделениям. Кроме того, оперативный дежурный руководит служебными нарядами, проверяя вы­полнение ими соответствующих задач. При изменении оперативной обстанов­ки и возникновении сложных ситуаций он вправе временно изменять расста­новку сил и средств на подведомствен­ной территории с обязательным после­дующим информированием руководства городского и районного органа внутренних дел; обеспечивает своевре­менное реагирование на сообщения о преступлениях, привлекая к преследо­ванию преступников по «горячим сле­дам» задействованные на охрану обще­ственного порядка наряды милиции, отдавая распоряжения следственно-оперативной группе, указания о выезде на место происшествия, обеспечивая в случае необходимости ввод в действие специальных оперативных планов, со­бирая по тревоге весь личный состав горрайоргана или отдельного подразделения; организует силами служебных нарядов охрану места совершения пре­ступления, для раскрытия которого он задействовал следственно-оперативную группу, поддерживая постоянный контакт с руководителем последней и получая информацию о результатах по­иска преступника, однако не вмешива­ясь в оперативно-розыскную или уго­ловно-процессуальную деятельность соответственно оперативного уполно­моченного им следователя.

По просьбе последних он вправе получать в инфор­мационном центре сведения, требую­щиеся для раскрытия преступления и розыска преступников; организует ре­агирование на различного рода чрезвы­чайные ситуации, обращаясь за помо­щью как в вышестоящие, так и в сосед­ние органы внутренних дел, требуя от соответствующих учреждений пред­ставления транспортных средств, необ­ходимых для спасения людей, оказания им помощи и т.п.; обеспечивает выяснение обстоятельств задержания и достав­ления лиц решает вопросы о пребыва­нии их в комнате для административно за­держанных, о водво­рении в ИВС и направ­лении в специализи­рованные учреждения милиции; обеспечивает заступление на службу нарядов мили­ции, предназначен­ных для охраны обще­ственного порядка, а затем контролирует их работу; организует маневрирование ими; осуществляет обмен информацией между руководителями и со­трудниками органов внутренних дел, если они прибегают для этого к помощи де­журной части; организует решение иных вопросов, связанных с текущей работой служб, подразделе­ний и учреждений милиции, находящих­ся в его ведении оружия, боеприпасов, специальных средств, оперативной и криминалистической техники, средств связи, защиты и иного имущества, обес­печивает сохранность, а также контроль за охраной зданий ОВД и ИВС (по ука­занию руководителей городского или районного органа внутренних дел); обеспечивает движение лиц, содержа­щихся в ИВС, их освобождение при на­личии к тому законных оснований, пере­дачу для конвоирования и т.п. Он также вправе проверять состояние охраны ИВС, осматривать камеры и другие по­мещения ИВС, досматривать и опрашивать содержащихся там лиц, проверяя наличие задержанных и заключенных по списку, в том числе на предмет соблю­дения сроков содержания и т.п.[36]

Поскольку в распоряжении дежур­ного оказывается значительный объем информации об оперативной обстанов­ке на территории, подведомственной органу внутренних дел, он должен обоб­щать ее, проводить предварительный анализ для доклада руководителям ОВД. Оперативный дежурный для реше­ния этой задачи должен при получении заявления или сообщения о преступле­нии своевременно регистрировать их, а при поступлении иных сведений — фик­сировать в соответствующей служебной документации, обеспечивая ее ведение в установленном порядке.

Специфика правового статуса дежурного по ИВС. Этот сотрудник милиции должен в любое время суток принимать лиц, задержанных и заклю­ченных под стражу е ИВС, убедившись в наличии законного основания для это­го и возможности содержать данного гражданина именно в ИВС. К числу до­кументов-оснований относятся: прото­кол задержания в порядке ст. 122 УПК РФ, постановление следователя или лица, производящего дознание, санк­ционированное прокурором, об избра­нии меры пресечения в виде заключе­ния под стражу, постановление народ­ного судьи об административном арес­те и т.п.

Дежурный по ИВС обязан опросить задержанного или арестованного, выяснив и зарегистрировав его установоч­ные данные в специальном журнале. Если этому сотруднику милиции заявле­ны жалобы по поводу состояния здоро­вья, то он организует медицинское ос­видетельствование данного граждани­на, по результатам которого врачом вы­носится заключение о возможности со­держать его в ИВС. Возможна его гос­питализация в медицинское учрежде­ние под охраной и лечение.

Дежурный по ИВС обеспечивает обыск задержанного и досмотр его ве­щей, изъятие и регистрацию денег, цен­ностей, предметов, которые задержан­ный не вправе иметь при себе в камере. В случае необходимости дежурный обеспечивает фотографирование, фик­сацию задержанного на видео- и кино­пленку, его дактилоскопирование. Де­журный по ИВС обязан водворить за держанного в камеру согласно правилам «рассадки», указанным в ст. 33 Федерального закона РФ «О содержании  под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», например, несовершеннолетних отдельно от взрослых, раздельно содержатся женщины и мужчины, особо опасные рецидивисты и другие преступники, ранее судимые и несудимые; задержан­ные за бродяжничество, административно арестованные также содержатся  раздельно.

Оперативный дежурный по ИВС и другие работники, образующие сменный наряд, ведут круглосуточное наблюдение, охрану и надзор за лицами,  содержащимися в ИВС, выявляют и пресекают нарушения режима содержаний и принимают соответствующие меры воздействия.

В случае возникновения чрезвычайных ситуаций в виде нападения на де­журную смену, в том числе с целью побега, сотрудники дежурной смены обязаны, опираясь на помощь оперативного дежурного по ОВД, пресечь эти противоправные действия. Если побег состоялся, то вводится в действие план поимки преступников. При поступлении в ОВД документов-оснований к освобождению конкретного гражданина из ИВС, дежурный обязан исполнить его, возвратив задержанному изъятые вещи, документы, ценности, обеспечив выдачу справки об освобождении из ИВС, а в случае необ­ходимости – денег для проезда к месту жительства и т. п.

Специфика правового статуса со­трудников милиции, осуществляющих изъятие с улиц и других обще­ственных мест лиц, пребывающих в состоянии алкогольного опьянения. Работники милиции, обнаружив в обще­ственном месте пьяного гражданина, вправе удалить его из общественного места и доставить в медицинский выт­резвитель, если он утратил способность самостоятельно передвигаться либо склонен к причинению вреда окружаю­щим или себе. Однако здесь действуют определенные ограничения, касающи­еся круга граждан, находящихся в со­стоянии опьянения, но не подлежащих доставлению в медвытрезвитель. К ним относятся: лица, находящиеся в бессознательном состоянии, для которых характерны признаки острого отравления, наркотического опьянения, психоза, имеющие травмы черепа, другие видимые, как правило тяжкие, телесные повреждения, а равно признаки расстройства здоровья по причине нарушения мозгового кровообращения и т.п. (в этих ситуациях сотрудники милиции обязаны оказать медицинскую помощь, доставив его в лечебное учреждение, обеспечив вызов скорой помощи); несовершеннолетние, которые направляются в    приемники-распределители, к родителям или лицам, их заменяющим. Если же это осуществить невозможно, то они могут быть помещены в медвытрезвитель, но отдельно от взрослых; военнослужащие и приравненные к ним катего­рии государственных служащих при наличии документов, удостоверяющих их личность, экипированные в соответ­ствующую форменную одежду, которые передаются в военную прокуратуру либо представителям соответствующего ведомства; дипломаты, иные иностранные граждане, пользующиеся имму­нитетом; лица, совершившие преступ­ления в состоянии алкогольного опьяне­ния либо подозреваемые в этом, доставляются в дежурную часть милиции.

Сотрудники милиции, убедившись, что лицо, находящееся в состоянии ал­когольного опьянения, не подпадает ни под одну из вышеуказанных категорий, обязаны:

-         при доставлении пьяного гражда­нина в медвытрезвитель действовать так, чтобы не причинить вреда его здо­ровью, а также исключить агрессивные проявления с его стороны;

-         исключить утрату им вещей, до­кументов, ценностей;

-         при пресечении буйства, бесчин­ства в форме агрессивного или поведения прекращать пос­леднее, используя соразмерные меры.

Сотрудники медвытрезвителя обя­заны в случае доставления к ним граж­дан, у которых обнаружены наркотики, иные предметы, изъятые из гражданс­кого оборота, информировать об этом соответствующих руководителей орга­на внутренних дел. Аналогичным обра­зом информируются определенные службы органов милиции о лицах, пред­ставляющих для них оперативный инте­рес.

Особенности правового статуса должностных лиц центров временной изоляции для несовершеннолет­них правонарушителей. Эти сотрудники милиции вправе осуществлять надзор за содержащимися в этих учреж­дениях подростками, лично досматри­вая их, а также их вещи, поступающие посылки, передачи. Осматриваются и помещения, где проживают или прово­дят досуг подростки. Данная категория сотрудников обязана устанавливать ро­дителей несовершеннолетних и лиц, их заменяющих; представителей админи­страции детских учреждений, учебных заведений, специальных учебно-воспи­тательных учреждений, которые само­вольно покинули несовершеннолетние; вызывать их в центры временной изоля­ции и решать вопрос о передаче им под­ростков.

Специфика правового статуса со­трудников подразделений по делам несовершеннолетних обусловлена выполнением ими профилактической функции. Для проведения индивидуаль­ной профилактики им предоставляется право посещать несовершеннолетних правонарушителей по месту житель­ства, учебы, работы, вызывать их в ми­лицию для проведения бесед, выясне­ния обстоятельств, связанных с право­нарушениями. Аналогичные меры могут осуществляться и в отношении родите­лей несовершеннолетних правонару­шителей или лиц, их заменяющих. Со­трудники этой службы вправе вынести официальное предостережение несо­вершеннолетним правонарушителям, их родителям, лицам, их заменяющим, о недопустимости антиобщественного поведения, а к последним, т.е. взрос­лым, несущим ответственность за под­ростков, — о недопустимости поведе­ния, стимулирующего правонарушения несовершеннолетних.

Поскольку сотрудники этих подраз­делений самостоятельно либо совмес­тно с работниками других служб прово­дят рейды или участвуют в операциях по отработке мест концентрации антиоб­щественных элементов, они в праве до­ставлять в орган внутренних дел на срок не более трех часов несовершеннолет­них правонарушителей, подвергать их личному досмотру с составлением об этом протокола, решать вопрос о при­влечении как самих подростков, так и их родителей к ответственности.

Рассматриваемой категории сотрудников предоставлено право обращаться в районный (городской) суд с заявлениями об ограничении дееспособности родителей, о лишении родителей родительских прав, об отобрании детей у родителей без лишения родительских прав, а также о выселении без предоставления другого жилого помещения лиц, лишенных родительских прав, если их совместное проживание с детьми, в отношении которых они лишены этих прав, невозможно.

На участке, подведомственном сотруднику названного подразделения, находятся различные учреждения, обязанные работать с детьми, а также предприятия, учреждения и организации, где трудятся несовершеннолетние правонарушители, состоящие на учете в милиции, поэтому указанные работники милиции вправе проводить воспитательную работу с ними, выяс­нять условия труда.

Определенные полномочия сотрудников рассматриваемой службы связаны с выполнением общепрофилактической функции: информирование соответствующих должностных лиц о криминогенных факторах, стимулирующих противоправное поведение несовершеннолетних, о представителях административных учреждений и организаций, расположенных на территории обслуживаемого участка,  нарушающих требования законодательства о предупреждении безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.             

Данное направление в современных условиях является приоритетным в деятельности полиции зарубежных стран в форме ранней профилактики среди учащихся школ, организации досуга несовершеннолетних и т.п.

Специфика правового статуса работников вневедомственной охраны. Сотрудники подразделений вневедом­ственной охраны пользуются правами, предоставленными всей милиции Зако­ном РФ «О милиции». Помимо этого ра­ботникам вневедомственной охраны предоставляется право:

-               требовать от рабочих и служащих охраняемых объектов и других лиц со­блюдения установленного пропускного режима;

-               задерживать лиц, пытающихся незаконно вывезти или вынести мате­риальные ценности с охраняемого объекта;

-               доставлять в служебные помеще­ния охраны или в милицию лиц, подо­зреваемых в совершении правонаруше­ний, связанных с посягательством на охраняемое имущество;

-               производить в установленном за­конодательством порядке на основании условий договоров досмотр вещей, а в исключительных случаях - личный дос­мотр на контрольно-пропускных пунк­тах, а также досмотр транспортных средств и проверку соответствия провозимых грузов сопроводительным документам при въезде (выезде) на территорию охраняемого объекта;

-               использовать для обнаружения и изъятия незаконно выносимого или вывозимого имущества, а также для фиксирования противоправных действий технические средства, не причиняющие вреда жизни, здоровью граждан и окружающей среде;

-               применять в случаях и порядке,   предусмотренных законодательством,    огнестрельное оружие;

-               требовать от должностных лиц выполнения обязательств по договору,     направленных на обеспечение сохранности материальных ценностей и создание безопасных условий труда для работников охраны.

Специфика правового статуса сотрудников лицензионно-разрешительной службы и контроля за частной детективной и охранной деятельностью. Характер полномочий этих сотрудников определяется обязанностями, возложенными на них п. 10, 19 ст. 10 Закона РФ «О милиции», а также другими законодательными нормами. Это следующие обязанности:

1) выдавать в соответствии с законодательством лицензии на продажу или приобретение гражданского и служебного оружия,   коллекционирование и экспонирование оружия и патронов к нему, разрешения на хранение или хранение и ношение гражданского и служебного оружия, транспортирование, ввоз на территорию Российской Федерации и вывоз с нее указанного оружия и патронов к    нему, а также разрешения на хранение и использование отдельных типов и мо­делей боевого ручного стрелкового оружия, полученного во временное пользо­вание в органах внутренних дел, разрешения на хранение и перевозку автомо­бильным транспортом взрывчатых материалов промышленного применения;

2) выдавать в соответствии с законодательством Российской Федерации ли­цензии на занятие частной детективной и охранной деятельностью, создание частных детективных предприятий (объединений), охранных предприятий, согласовывать уставы служб безопас­ности в организациях;

3) контролиро­вать соблюдение установленных Феде­ральным законом правил оборота слу­жебного и гражданского оружия, а так­же правил частной детективной и охран­ной деятельности.

С этими положениями корреспонди­руются нормы ст. 11 Закона РФ «О ми­лиции», согласно которым сотрудники лицензионно-разрешительной службы вправе: осматривать места хранения и использования огнестрельного ору­жия, боеприпасов к нему и взрывчатых материалов, а также объекты, где они обращаются; изымать указанные пред­меты, запрещать деятельность соот­ветствующих объектов, аннулировать выданные лицензии и разрешения; да­вать обязательные предписания граж­данам и должностным лицам об устра­нении выявленных нарушений хране­ния и использования указанных пред­метов и материалов, а также правил частной правоохранной деятельности; применять иные меры, предусмотрен­ные законодательством.

Специфика пра­вового статуса со­трудников подразде­лений дознания обус­ловлена их должност­ным положением. Со­трудники, занимающие должности инспекто­ров (старших инспек­торов) розыска, на­чальников и замести­телей начальников от­делений (отделов) вправе проводить опе­ративно-розыскные мероприятия и осуще­ствлять уголовно-про­цессуальные действия в пределах своей ком­петенции. Сотрудники же, состоящие в долж­ностях дознавателей (старших дознавателей), «осуществляют свою деятельность в соответствии с УПК РФ и иными правовыми документами, регламентирующими производство дознания. Их права обусловлены харак­тером их деятельности, опирающейся на нормы уголовно-процессуального законодательства. Дознаватель рас­сматривает порученные ему руковод­ством службы заявления и сообщения о преступлениях, совершенных на тер­ритории, подведомственной органу внутренних дел. По результатам про­верки он может, во-первых, принять ре­шение и вынести постановление о воз­буждении уголовного дела либо об от­казе в этом, а также о передаче по под­ведомственности заявлений и сообще­ний о преступлениях, по делам о кото­рых производство предварительного следствия обязательно; во-вторых, оце­нив сведения, имеющиеся в заявлении или сообщении о преступлении, прове­сти их дополнительную проверку, уста­навливая недостающую для уголовного дела информацию».[37]

Реализация всех вы­шеуказанных решений, принимаемых дознавателем самостоятельно, обеспе­чивает осуществление производства по имеющимся у него уголовным делам и ма­териалам. Например, если им возбуждено уголовное дело, то в ходе произ­водства по данному делу дознаватель осу­ществляет все необходимые процессуальные действия, обес­печивая полное исследование обстоя­тельств совершенного преступления. Он предпринимает действия, направ­ленные на предоставление подозрева­емому или обвиняемому защитника. Если имеется жалоба лица, содержаще­гося под стражей, его защитника, закон­ного представителя на незаконность или необоснованность избрания этой меры пресечения, то дознаватель в те­чение 24 часов направляет ее в суд вме­сте с материалами, подтверждающими законность и обоснованность примене­ния меры пресечения в виде заключе­ния под стражу.

В ходе производства по уголовному делу дозна­ватель должен выявлять причины и усло­вия, способствовавшие совершению преступления, решать вопрос об их уст­ранении, а впоследствии обобщать эти материалы, определяя характерные при­чины отдельных видов преступлений, на­правлять соответствующую информа­цию должностным лицам, имеющим воз­можность обеспечить их устранение или нейтрализацию.

Убедившись в своевременном и ка­чественном проведении следственных действий, обеспечивающих исследование всех обстоятельств дела, дознава­тель должен по окончании дознания со­ставить обвинительное заключение и вместе с уголовным делом направить его в прокуратуру. Если же уголовное дело им прекращено, то оно сдается в архив.

Поскольку процесс раскрытия пре­ступления, совершенного на террито­рии, подведомственной городскому или районному органу внутренних дел, предполагает использование возмож­ностей всех служб милиции обществен­ной безопасности, а также криминаль­ной милиции, «дознаватель привлекает к проведению действий по раскрытию и расследованию преступлений участко­вых уполномоченных милиции, наряды пат­рульно-постовой службы, обращается за содействием к сотрудникам УР, БЭП, оперативных аппаратов по борьбе с организованной преступностью. При получении от последних, а так­же от участковых инспекторов милиции сведений, добытых в результате прове­дения оперативно-розыскных меропри­ятий, обеспечивает их использование при осуществлении неотложных и иных следственных действий».[38]

Если дознаватель выступает при ос­мотре места происшествия в качестве старшего следственно-оперативной группы, то он несет персональную от­ветственность за его надлежащее про­ведение, обеспечивая организацию ра­боты всех членов этой группы согласно их полномочиям и возможностям.

При получении в ходе вышеуказан­ного следственного действия данных, подтверждающих событие преступле­ния, он оценивает собранные материа­лы, изучает вещественные доказательства и на этой основе составляет план совместных действий за счет проведе­ния конкретными сотрудниками и в оп­ределенный период времени соответ­ствующих мероприятий. Поступающую информацию дознаватель должен про­верять, решая вопрос о ее использова­нии в процессе производства по уголов­ному делу. В случае установления обви­няемого дознаватель заполняет на него специальную учетную карточку и осуще­ствляет действия, препятствующие ему скрыться и продолжить преступную де­ятельность. Если же им принято решение об избрании иной меры пресечения, то к контролю за обвиняемым привлекается участковый инспектор милиции, а так­же направляется специальное уведом­ление в паспортно-визовую службу. В тех случаях, когда обвиняемый установлен, однако скрыл­ся от органов дознания, дознаватель выносит по­становление об объявле­нии розыска этого граж­данина, направляя в под­разделения уголовного розыска информацию, позволяющую его обнаружить и задержать. 

Подразделение дознания может эффективно функционировать, если его возглавляет компетентный сотруд­ник, обладающий соответствующими полномочиями. Начальник отдела (от­деления) дознания находится в непос­редственном подчинении у начальника милиции общественной безопасности и организует работу данного подразде­ления; распределяет между дознавате­лями поступающие заявления, подле­жащие расследованию уголовные дела и другие материалы; осуществляет те­кущий контроль за работой по ним и в случае необходимости дает указания о производстве определенных процес­суальных действий, об их сроках, пору­чения о расследовании преступлений, рекомендации методического характера о проведении производства по конкретному уголовному делу; обес­печивает взаимодействие дознавате­лей с сотрудниками криминальной ми­лиции, следователями, работниками других служб, подразделений и учреж­дений милиции, а также иных структур органа внутренних дел; обеспечивает информационно-аналитическую рабо­ту, планирование, учет результатов ра­боты, поддержание служебной дисцип­лины и проведение служебной подго­товки; помимо этого принимает к сво­ему производству и проводит дознание – по уголовным делам, представляющим особую сложность.

Законодатель предоставил сотрудни­кам милиции право при наличии к тому за­конных оснований задерживать опреде­ленные категории граждан. Это «обуслов­ливает выполнение ею и функции по обес­печению временной изоляции этих граждан и со­держания их с соблюде­нием установленного для этого режима. Основание для задержания имеет соответствующую форму документа, вынесенного соответствующим долж­ностным лицом или правоохранительным органом, подпи­санного уполномоченным на то должнос­тным лицом и скрепленного гербовой пе­чатью. На основании этого документа лицо, задержанное милицией, может быть помещено в изолятор временного содержания (ИВС), в специальное учреж­дение для лиц, задержанных за бродяж­ничество, попрошайничество, для содер­жания несовершеннолетних правонару­шителей, а также лиц, подвергнутых административному наказанию в виде аре­ста».[39]

Специфика правового статуса со­трудника патрульно-постовой службы. Поскольку данный сотрудник несет службу в общественных местах, то вся его деятельность подчинена решению такой стратегической задачи, как обеспече­ние правопорядка по месту несения служ­бы. Для ее решения он должен выявлять лиц, занимающихся незаконной торгов­лей, противоправны­ми операциями с ва­лютными ценностя­ми, сбытом и приоб­ретением наркоти­ков; принимать меры к обнаружению несовершеннолетних правонарушителей, их различных груп­пировок, взрослых лиц, вовлекающих их в противоправную деятельность; выяв­лять и удалять из общественных мест подкинутых, заблудившихся детей, без­надзорных подростков, в том числе на­ходящихся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, выяв­лять других правонарушителей.

Кроме того, при заступлении на службу сотрудники ППС ориентируются на обнаружение конкретных преступни­ков, находящихся в розыске, без вести пропавших граждан и т.п. Поэтому они должны в местах массового скопления граждан методом личного сыска принимать меры к оперативному распозна­нию указанных граждан.

В том случае, когда сотрудник ППС выявил определенное лицо, чье поведе­ние носит противоправный характер, либо у сотрудника имеются основания полагать, что данный гражданин разыскивается милицией, то он вправе пре­сечь противоправные действия, прове­рить документы, удостоверяющие лич­ность, доставить в дежурную часть ми­лиции, изъять при необходимости доку­менты, имеющие признаки подделки, предметы и вещества, оборот которых ограничен, находящиеся у граждан без соответствующего разрешения.

Кроме работы по поддержанию пра­вопорядка, проводимой инициативно, «сотрудник ППС может внезапно сталки­ваться с различными ситуациями, тре­бующими немедленного реагирования. Например, к патрульному постовому об­ращаются граждане с сообщением о со­вершаемом или совершенном преступ­лении. В первом случае он обязан принять меры к пресечению деяния, задер­жанию виновного и установлению сви­детелей, а при необходимости оказать помощь пострадавшим. В обязатель­ном порядке им обеспечивается охра­на места происшествия, неприкосно­венность обстановки, сохранность сле­дов и вещественных доказательств, а также информирование оперативного дежурного по горрайоргану внутренних дел, с которым поддерживается связь и чьи указания выполняются в служеб­ных интересах. Если на место происше­ствия прибыла следственно-оператив­ная группа, то сотрудник ППС содей­ствует ей, выполняя указания ее руко­водителей».[40]

Во втором случае патрульный постовой должен получить исходную информацию о виновнике содеянного и принять меры к его выявлению, преследованию и задержанию, если на него прямо указывают очевидцы и потерпевшие, когда на одежде подозреваемого или в его жилище обнаружены явные следы преступлении либо подозреваемая лицо покушается не по бег, или не установлена его личность.

При сообщении и дорожно-транспортном происшествии о случившемся ставится в известность как оперативный дежурный по городскому или районному органу, так и наряды дорожно-патрульной службы. Роль же сотрудника ППС состоит в том, чтобы до прибытия следственно-оперативной группы или сотрудников ГИБДД принять меры по установлению участников происшествия проверке их водительских документов с последующей их передачей работни­кам ГИБДД. Все остальные действия патрульного сходны с теми, который он осуществляет по прибытии на место совершения преступления.

В ряде случаев деятельность сотрудника ППС обусловлена его знаниями оперативной обстановки по месту несения службы. Если он располагает информацией о местах наиболее вероятного совершения преступлений, возможно го появления и укрытие преступников, концентрации ранее судимых лиц, мест притяжения граждан, отличающихся признаками социальной патологии, находящихся под админи­стративным надзором милиции, то он может выявлять указанный контингент лиц и принимать соответствующие меры.

Таким образом, среди иных подразделений милиции общественной безопасности можно выделить: дежурные части органа внутренних дел; изоляторы временного содержания; подразделения милиции, осуществляющие изъятие с улиц и других обще­ственных мест лиц, пребывающих в состоянии алкогольного опьянения; центры временной изоляции для несовершеннолет­них правонарушителей; подразделения по делам несовершеннолетних; вневедомственную охрану; лицензионно-разрешительную службу и службу контроля за частной детективной и охранной деятельностью; подразде­ления дознания; патрульно-постовую службу.

 

Заключение 

Исследование, проведенное в дипломной работе, позволяет сделать следующие выводы.

Охрана общественного порядка в своем историческом развитии осуществлялась в рамках трех концепций: общесоциальной; социально-правовой и административно-правовой. Реализация каждой из названных концепций охраны общественного порядка обеспечивалась соответствующими видами правоохранительных органов: полицией, МВД и милицией. Современная концепция охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности окончательно сформировалась с принятием Закона РФ «О милиции» от 18 апреля 1991 г. Ее содержание представлено двумя системообразующими элементами: а) с точки зрения природы осуществляемой в рассматриваемой сфере охраны речь идет об административно-правовой охране, соответственно такая охрана реализуется посредством административно-правовой деятельности; б) с точки зрения структурной такая охрана осуществляется специальной разновидностью милиции, а именно милицией общественной безопасности.

Под административно-правовой деятельностью милиции общественной безопасности следует понимать государственно-властную, подза­конную, организующую, исполнительно-распорядительную деятельность, осуществляемую в административно-правовых формах и с использованием административно-правовых методов. Кроме того, понятием «административно-правовая деятельность» охватывается деятельность, направленная на осуществление правосудия по делам об административных правонарушениях. Административно-правовая деятельность милиции общественной безопасности обладает всеми признаками исполнительно-распорядительной деятельности, которыми определяется природа исполнительной власти. Структурно она может быть подразделена на два качественно отличающихся блока: позитивно-правовой и административно-юрисдикционный. Первый блок передает сущность и содержание бесконфликтных  управленческих отношений, одним из участников которого является субъект, представляющий исполнительную власть. Второй блок передает сущность отношений правосудия и отношений, обеспечивающих функционирование всей «инфраструктуры» правосудия. Речь идет о реализации милицией мер административного принуждения, в первую очередь мер административного наказания.

Милиция общественной безопасности наиболее оптимально может быть отстроена на основе сочетания двух принципов: централизации и децентрализации. Принцип централизации обеспечивает организационную, финансовую и правовую гарантию охраны общественного порядка и обеспечение общественной безопасности государством во всех административно-территориальных образованиях. Принцип децентрализации способствует вовлечению дополнительных финансовых, материально-технических, организационно-штатных средств административно-территориальных образований для решения задач по охране общественного порядка и общественной безопасности.  Кроме того, опора на принцип децентрализации обеспечивает решение задач в отдельных сегментах общественного порядка и безопасности: экологическом, природоохранном и т.п.

Построение милиции общественной безопасности на принципах централизации и децентрализации может быть осуществлено с обязательным соблюдением следующих условий: а) милиция общественной безопасности должна функционировать только на единой правовой основе; б) финансирование децентрализованной части милиции общественной безопасности региональной и местной администрацией не может рассматриваться как основание их особого правового статуса. Вне зависимости от источника финансирования милиция общественной безопасности должна рассматриваться как единая система, под общим единым руководством.

Милиция общественной безопасности как субъект административно-правовых отношений обладает императивно-правовым статусом. Данный статус проявляется и в позитивно-правовых, и в административно-юрисдикционных отношениях. Властные полномочия милиции общественной безопасности ограничены законом. Это означает, что за пределами своей компетенции она утрачивает свой императивно-правовой статус. В этом случае императивно-правовым статусом должны обладать иные субъекты, с которыми они вступают в правоотношения: физические и юридические лица, а также иные субъекты административно-правовых правоотношений.

Правовой статус подразделений муниципальной милиции образуют следующие элементы: а) самостоятельное создание органов муниципальной милиции органами местного самоуправления; б) признание муниципальной милиции в качестве структурного элемента милиции общественной безопасности с сохранением определенных механизмов влияния на ее деятельность со стороны органов местного само­управления; в) признание сотрудников муниципальной милиции муниципальными служащими, нанимаемыми на службу органами местного самоуправления; г) осуществление финансирования муниципальной милиции за счет средств местного бюджета. Единство системы милиции общественной безопасности предполагает:  а) единство административно-правовых норм, на основе которых они функционирую; б) единство административно-правовых норм, реализацию которых они обеспечивают.

В дипломной работе сделан вывод, согласно которому различия в объеме административно-правовой базы функционирования милиции общественной безопасности на различных уровнях (федеральном, региональном и местном) обусловлены компетенцией региональных и местных органов государственной власти по регулированию общественных отношений. Соответственно, необходимость дополнительной правовой регламентации обусловлена либо спецификой региональных и местных условий, либо имеющимися пробелами в федеральной нормативной базе. Это означает, что чем ниже организационный уровень милиции общественной безопасности, тем больше круг административно-правовых норм, реализация которых ею обеспечивается.

Задачи деятельности милиции общественной безопасности – конкретный результат, на достижение которого направлена функ­ция государственного органа, на реализацию которого направлены его права и обязанности.

Внутриорганизационные функции милиции общественной безопасности субъектов Российской Федерации подразделяются на общие, обес­печивающие и специальные.

При огромном значении правовых форм деятельности милиции общественной безопасности, в настоящее время можно отметить существование тенденций к развитию внеправовых форм, носящих организационный характер. Недооценка возможностей при реализации любой из этих форм снизит эффективность административной деятельности, выбор в конкретной ситуации любой из них должен быть обусловлен характером поставленной задачи. Поэтому постановка вопроса о приоритете одной из них представляется некорректной.

Участковый уполномоченный милиции обладает полным объемом обязанностей и прав, предо­ставленных милиции в целом. Основные обязанности закреплены за участковым инспектором милиции адекватно конкретным задачам, по­ставленным перед ним, с учетом чего дифференцируются и его полномочия. Формы деятельности участковых уполномоченных милиции в исследуемой сфере классифицируются на три группы: принятие индивидуальных решений; контрольно-надзорная деятельность; организационно-технические и стимулирующие действия.

В дипломной работе предложены следующие шаги по совершенствованию основных направлений деятельности дорожно-патрульной службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения. Наряду с традиционными правоохра­нительными функциями ДПС должна играть роль органа поддержки оптимальных пара­метров дорожного движения, исходя из принципа гармонизации интересов всех категорий населения в процессе перемещения источни­ков повышенной опасности. Представляется ошибочной ориентация МВД России на формирование ГАИ как органа, обладающего исключитель­ной компетенцией в сфере контроля дорожно­го движения, и на всемерное ограничение со­ответствующих полномочий других служб милиции. Кроме того, со­гласно действующему законодательству Рос­сии наряду с комиссиями ведущую роль в системе обеспечения безопасности движения должен играть Минтранс России, на который возлагаются функции по проведению государ­ственной политики, осуществлению управле­ния в области транспортного комплекса и ко­ординации деятельности в этой сфере иных федеральных органов исполнительной влас­ти.

Среди иных подразделений милиции общественной безопасности можно выделить: дежурные части органа внутренних дел; изоляторы временного содержания; подразделения милиции, осуществляющие изъятие с улиц и других обще­ственных мест лиц, пребывающих в состоянии алкогольного опьянения; центры временной изоляции для несовершеннолет­них правонарушителей; подразделения по делам несовершеннолетних; вневедомственную охрану; лицензионно-разрешительную службу и службу контроля за частной детективной и охранной деятельностью; подразде­ления дознания; патрульно-постовую служба.

  

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 

  1. Конституция Российской Федерации (в ред. Указов Президента РФ от 09.01.1996 N 20, от 10.02.1996 N 173, от 09.06.2001 N 679, от 25.07.2003 N 841, Федеральных конституционных законов от 25.03.2004 N 1-ФКЗ, от 14.10.2005 N 6-ФКЗ, от 12.07.2006 N 2-ФКЗ, от 30.12.2006 N 6-ФКЗ, от 21.07.2007 N 5-ФКЗ)  // Российская газета. 25 декабря 1993 г. № 237.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.11.2001) (ред. от 06.12.2007) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.02.2008) // Собрание законодательства Российской Федерации. 24.12.2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921. СЗ РФ от 05.07.2004. № 27. Ст. 2711.
  3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (принят ГД ФС РФ 20.12.2001) (ред. от 06.12.2007) (с изм. и доп., вступившими в силу с 01.02.2008) // Собрание законодательства Российской Федерации. 07.01.2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
  4. Федеральный закон РФ от 18 апреля 1991 года № 1026-1 «О милиции» (в ред. от 2.10.2007) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503.
  5. Федеральный закон РФ от 10 декабря 1995 года № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» (ред. от 01.12.2007) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 50. Ст. 4873.
  6. Федеральный закон РФ от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (в ред. от 24.07.2007)  // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 33. Ст. 3349; 1998, № 30. Ст. 3613; 1999. № 2. Ст. 233; 2000. № 1 (часть I). Ст. 8; 2001. № 13. Ст. 1140. 2003. № 2. Ст. 167; Российская газета. 2003. 1 июля.
  7. Указ Президента РФ от 15.06.1998 № 711 «О дополнительных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения» (вместе с Положением о Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ) (ред. от 23.04.2007)// Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 25. Ст.2897.
  8. Положение «О милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации», утв.  Указом Президента РФ от 12 февраля 1993 г. № 209 (с изменениями от 2 декабря 1998 г.) // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993 № 7. Ст. 562; Собрание законодательства Российской Федерации. 07.12.98. № 49. Ст. 6010.
  9. Постановление Правительства РФ от 07.12.2000 № 926 (ред. от 29.05.2006) «О подразделениях милиции общественной безопасности» (вместе с "Положением о создании, реорганизации и ликвидации подразделений милиции общественной безопасности, финансируемых за счет средств федерального бюджета") // Собрание законодательства Российской Федерации. 11.12.2000. № 50. Ст. 4905.
  10. Постановление ВС РФ от 23.12.1992 № 4202-1 (ред. от 01.12.2007) «Об утверждении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и текста присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 14.01.1993. № 2. Ст. 70.
  11. Приказ МВД РФ от 07.03.2006 140/ДСП.
  12. Приказ МВД РФ от 16.09.2002 № 900 (ред. от 12.04.2007) «О мерах по совершенствованию деятельности участковых уполномоченных милиции» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 20.11.2002. № 3936) // Российская газета. № 225. 27.11.2002.
  13. Приказ МВД РФ от 11.08.1998 № 490 (ред. от 13.01.2003) «Об утверждении нормативных актов о деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений" (вместе с "Наставлением о деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений", "Положением о Координационно-методическом совете Министерства внутренних дел Российской Федерации по предупреждению преступлений") // Информационно-правовая система Минюста РФ «Эталон». Документ утратил силу в связи с изданием Приказа МВД РФ от 17.01.2006. № 19.
  14. Инструкция по организации деятельности участкового уполномоченного милиции (в ред. Приказов МВД РФ от 03.05.2003 № 300, от 30.03.2006 № 217) // Российская газета. № 225. 27.11.2002.
  15. Приказ МВД РФ от 13.04.1993 № 166 (ред. от 22.12.2000, с изм. от 25.08.2003) «О совершенствовании организации охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности» (вместе с "Примерным Положением о строевых подразделениях патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации", "Примерным Положением о патрульном участке") // Бюллетень текущего законодательства. МВД РФ. Выпуск 4. Часть II. М., 1993.
  16. Приказ МВД РФ от 18.01.1993 № 17 «О мерах по совершенствованию организации патрульно-постовой службы милиции" (вместе с "Уставом патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности Российской Федерации") (Зарегистрировано в Минюсте РФ 09.03.1993 N 175) // Информационно-правовая система Минюста РФ «Эталон».
  17. Приказ МВД РФ от 20.11.1992 № 420 «Об утверждении временной Инструкции по организации работы внештатных сотрудников милиции» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 17.12.1992 N 103) // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств РФ. № 3.
  18. Закон Тульской области от 9.06.2003. № 388-ЗТО «Об административных правонарушениях в Тульской области». // "Вестник Тульской областной Думы" (2003. № 6 (86) - 8(88).
  19. Авдейко А.Г. Закон "О милиции" выдержал испытание временем
    //Закон и право. 2006. № 4. С. 7-9.
  20. Алексеев С.С. Общая теория права. Т.1. М., 1981.
  21. Аникин С.Б. Административно-юрисдикционная деятельность милиции в свете конституционного обеспечения прав человека // Правоведение. 1998. № 1. С. 144.
  22. Артемьев А.М. Роль правовой культуры и правосознания в деятельности сотрудников милиции // Закон и право. 2003. № 5.
  23. Волкова Л.П. Организация деятельности милиции общественной безопасности. - Саратов: ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права", 2004. -108 с.
  24. Воронов А.М., Кожуханов Н.М. Общественное мнение как критерий оценки эффективности деятельности органов внутренних дел по
    обеспечению общественной безопасности // Российский следователь. 2005. № 7. С. 36-39.
  25. Гирько С.И. Роль и функции милиции в уголовном процессе России:
    монография. - М.: Щит-М., 2005. - 232 с.
  26. Дербичева С.А., Астапенко П.Н. Партнерство полиции/милиции с обществом и угрозы полицейской/милицейской дивергенции //Закон и право. 2005. № 8. С. 73-76.
  27. Дербичева С.А., Астапенко П.Н. Схемы и модели преобразования российской милиции в свете закономерностей милицейского/полицейского позиционирования // Закон и право. 2005. № 10. С. 71-76.
  28. Дизер О.А. Организационно-правовые аспекты деятельности
    специализированных подразделений милиции по предупреждению и пресечению правонарушений в сфере общественной нравственности // Полицейское право. 2006. № 1. С. 9-13.
  29. Дмитриев С.Н. Контроль дорожного движения – общая задача
    милиции // Современное право. 2004. № 2. С. 38-43.
  30. Елизаров И.Е., Петрюк М.Ю. От концепции "право силы" к концепции "сила права" в деятельности российской милиции // Вестник Московского университета МВД России. 2006. № 3, Спец. вып. С. 38-39.
  31. Зубач А.В., Кокорев А.Н., Русакова Р.А. Основные направления деятельности милиции: Учебное пособие Московский университет МВД России. -М.: Щит-М, 2005. -382 с.
  32. Казакова М.В. Правопорядок как объект охраны милиции // Вестник Московского университета МВД России. 2006. № 4. С. 15-16.
  33. Капитонов С. А. Ведущая функция милиции: монография / С. А. Капитонов. – М.: Юриспруденция, 2002. – 160 с.
  34. Кардашова И.Б., Зубач А.В., Бочаров С.Н. Административная деятельность органов внутренних дел. Учебное пособие М.: Щит и меч, 2004. - 128 с.
  35. Кваша Л.Ф. Возможности реформирования российской милиции в
    переходный период // Административное право и процесс. 2006. № 1.
    С. 18-22.
  36. Кваша Л. Сотрудник милиции общественной безопасности (МОБ)
    // Юридический мир. 2005. № 11 (107). С. 7-12.
  37. Кваша Л. Сотрудник милиции общественной безопасности (МОБ) (Продолжение) // Юридический мир. 2005. № 12 (108). С. 7-12.
  38. Кожевников В.В. Общественное мнение о милиции и проблемы соблюдения законности в ее деятельности // Российский следователь. 2003. № 8. С. 22-24.
  39. Комментарий к Закону РФ «О милиции» / Под ред. Ю.П. Соловей, В.В. Черникова. М., 2000.
  40. Косицин И.А. Защита собственности как задача милиции // Полицейское право. 2006. № 3. С. 29-32.
  41. Масленников М.Я. Взаимодействие органов дознания, следствия и прокуратуры с органами административной юрисдикции // Российский следователь. 2004. № 7. С. 8-9.
  42. Myхаев Р.Т. Теория государства и права. М., 2005.
  43. Мышляев Н.П. Концептуальные основы профилактики административной деликтности // История государства и права. 2004. № 2. С. 24-25.
  44. Проценко Т.И. Комментарий к Закону Российской Федерации "О милиции": постатейный. - М.: КноРус, 2006. - 256 с.
  45. Пышьев А.Н. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина –
    основа деятельности милиции // Вестник Московского университета МВД России. 2006. № 3, Спец. вып. С. 45-46.
  46. Сауляк О.П. Парадигма правопорядка: современное прочтение // Правоведение. 2006. № 3. С. 166-178.
  47. Смирнов Л.В. Задачи, функции и система органов внутренних дел. - Москва-Тула, 1998.
  48. Совершенствование административно-правовой деятельности органов внутренних дел: труды Академии / Отв. ред. И.И. Веремеенко - М., 1994.
  49. Теория государства и права: Курс лекций / Под редакцией проф. М.Н. Марченко. М.: Зеркало, ТЕИС, 1999.
  50. Теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 2001.
  51. Чекалин А.А. Взаимодействие милиции с общественными
    объединениями – важный фактор укрепления правопорядка // Вестник Московского университета МВД России. 2006. № 3. Спец. вып. С. 12-15.
  52. Чучаев А.И. Уголовно-правовое регулирование правоохранительной деятельности в сфере охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности // Российский следователь. 2001. № 8. С. 11-14.
  53. Шабуров А.С. Законность и правопорядок // Теория государства и права: Учебник для вузов. М.: Норма, 1997.
  54. Шишкин В.С. Основные приоритеты в деятельности милиции
    // Вестник Московского университета МВД России. 2006. № 3. Спец. вып. С. 49-50.
  55. Юсенис Г.Ю., Хандожко А.В. Проблемы соотношения компетенции муниципальной милиции и территориальных органов внутренних дел // Вестник Московского университета МВД России. 2004. № 2. С. 104-106.

  

ГОТОВЫЕ ДИПЛОМНЫЕ РАБОТЫ ПО АДМИНИСТРАТИВНОМУ ПРАВУ

 



[1] Конституция Российской Федерации. Ст. 2. -  М., 1993.

[2] Федеральный закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 «О милиции»  (с изм. на 20 марта 2006 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503; СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2964; СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1666; № 49. Ст. 5905; 2000. № 31. Ст. 3204; № 46. Ст. 4537; 2001. № 1 (ч. II). Ст. 15; № 31. Ст. 3172; № 32. Ст. 3316; 2002. № 18. Ст. 1721; . № 27. Ст. 2620; № 30. Ст. 3029; 2003. № 2. Ст. 167; № 27. Ст. 2700 (ч. 1); № 28. Ст. 2880; № 50.Ст. 4847; 2004. № 30. Ст. 3087; № 35. Ст. 3607.

[3] Волкова Л.П. Организация деятельности милиции общественной безопасности. - Саратов: ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права", 2004. С. 22-28.

[4] Шишкин В.С. Основные приоритеты в деятельности милиции // Вестник Московского университета МВД России. 2006. № 3, Спец. вып. С. 49.

[5] См.: Казакова М.В. Правопорядок как объект охраны милиции // Вестник Московского университета МВД России. 2006. № 4. С. 15.

[6] Авдейко А.Г. Закон "О милиции" выдержал испытание временем // Закон и право. 2006. № 4. С. 7.

[7] Теория права и государства / Под ред. В. В. Лазарева. М., 2001. С. 297 (авт. — В.С. Афа­насьев).

[8] Myхаев Р. Т. Теория государства и права. М., 2005. С. 508

[9] Сауляк О.П. Парадигма правопорядка: современное прочтение // Правоведение. 2006. № 3. С. 166.

[10] Алексеев С.С. Общая теория права. Т.1. М., 1981. С. 235.

[11] Шабуров А.С. Законность и правопорядок // Теория государства и права: Учебник для вузов. М.: Норма, 1997. С. 457.

[12] Алексеев С.С. Общая теория права. Т.1. М., 1981. С. 235.

[13] Теория государства и права: Курс лекций / Под редакцией проф. М.Н. Марченко. М.: Зеркало, ТЕИС, 1999. С. 286.

[14] Кожевников В.В. Общественное мнение о милиции и проблемы соблюдения законности в ее деятельности // Российский следователь. 2003. № 8. С. 22.

[15] См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под редакцией проф. М.Н.Марченко. М.: Зеркало, ТЕИС, 1999. С. 290.

[16] Зубач А.В., Кокорев А.Н., Русакова Р.А. Основные направления деятельности милиции: Учебное пособие Московский университет МВД России. -М.: Щит-М, 2005. С. 41-42.

[17] Елизаров И.Е., Петрюк М.Ю. От концепции "право силы" к концепции "сила права" в деятельности российской милиции // Вестник Московского университета МВД России. 2006. № 3, Спец. вып. С. 38-39.

[18] Авдейко А.Г. Закон "О милиции" выдержал испытание временем //Закон и право. 2006. № 4. С. 7.

[19] Кваша Л. Сотрудник милиции общественной безопасности (МОБ) // Юридический мир. 2005. № 11 (107). С. 7.

[20] Шишкин В.С. Основные приоритеты в деятельности милиции // Вестник Московского университета МВД России. 2006. № 3. Спец. вып. С. 49-50.

[21] См.: Капитонов С. А. Ведущая функция милиции : монография / С. А. Капитонов. – М.: Юриспруденция, 2002.

[22] Гирько С.И. Роль и функции милиции в уголовном процессе России: монография. - М.: Щит-М., 2005. С. 50.

[23] Дербичева С.А., Астапенко П.Н. Партнерство полиции/милиции с обществом и угрозы полицейской/милицейской дивергенции //Закон и право. 2005. № 8. С. 75.

[24] См.: Зубач А.В., Кокорев А.Н., Русакова Р.А. Основные направления деятельности милиции: Учебное пособие Московский университет МВД России. -М.: Щит-М, 2005. С. 62-64.

[25] Шишкин В.С. Основные приоритеты в деятельности милиции // Вестник Московского университета МВД России. 2006. № 3. Спец. вып. С. 50.

[26] Мышляев Н.П. Концептуальные основы профилактики административной деликтности // История государства и права. 2004. № 2. С. 24.

[27] См.: Федеральный закон от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" // Собрание Законодательства Российской Федерации, 1995, № 33, ст. 3349; 1998, № 30, ст. 3613; 1999, № 2, ст. 233; 2000, № 1 (часть I), ст. 8; 2001, № 13, ст. 1140, 2003, № 2, ст. 167; Российская газета. 2003. 1 июля.

[28] Чучаев А.И. Уголовно-правовое регулирование правоохранительной деятельности в сфере охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности // Российский следователь. 2001. № 8. С. 12.

[29] Зубач А.В., Кокорев А.Н., Русакова Р.А. Основные направления деятельности милиции: Учебное пособие Московский университет МВД России. -М.: Щит-М, 2005 С. 212.

[30] Мышляев Н.П. Концептуальные основы профилактики административной деликтности // История государства и права. 2004. № 2. С. 25.

[31] Дмитриев С.Н. Контроль дорожного движения – общая задача милиции // Современное право. 2004. № 2. С. 39.

[32] Волкова Л.П. Организация деятельности милиции общественной безопасности. - Саратов: ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права", 2004. С. 83-84.

[33] Дмитриев С.Н. Контроль дорожного движения – общая задача милиции // Современное право. 2004. № 2. С. 40.

[34] Елизаров И.Е., Петрюк М.Ю. От концепции "право силы" к концепции "сила права" в деятельности российской милиции // Вестник Московского университета МВД России. 2006. № 3, Спец. вып. С. 38.

[35] Дербичева С.А., Астапенко П.Н. Партнерство полиции/милиции с обществом и угрозы полицейской/милицейской дивергенции //Закон и право. 2005. № 8. С. 73.

[36] См.: Юсенис Г.Ю., Хандожко А.В. Проблемы соотношения компетенции муниципальной милиции и территориальных органов внутренних дел // Вестник Московского университета МВД России. 2004. № 2. С. 104-105.

[37] Волкова Л.П. Организация деятельности милиции общественной безопасности. - Саратов: ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права", 2004. С. 65.

[38] Кардашова И.Б., Зубач А.В., Бочаров С.Н. Административная деятельность органов внутренних дел. Учебное пособие М.: Щит и меч, 2004. С. 134.

[39] Масленников М.Я. Взаимодействие органов дознания, следствия и прокуратуры с органами административной юрисдикции // Российский следователь. 2004. № 7. С. 8.

[40] Кваша Л. Сотрудник милиции общественной безопасности (МОБ) // Юридический мир. 2005. № 12. С. 9.

 

 



Яндекс.Метрика
© 2012 Все права защищены. Диплом по праву | Контакты | Карта сайта
Разработка сайта - Новопромо