Стоимость готовых работ:

Готовая             дипломная - 3900 руб.

Готовая                 курсовая - 1500 руб. 

Чтобы Вы получили максимально актуальную и оригинальную работу:

  • перед ее отправкой Вам, мы добавим в нее научные статьи и судебную практику 2017 г.
  • Вам будут отправлены использованные при написании работы материалы (можно будет легко сверить подлинность каждой ссылки и доказать науч. рук., что работа написана Вами самостоятельно).

   

            

               

Правовое регулирование деятельности общественных объединений

Дипломная работа на тему: "Правовое регулирование деятельности общественных объединений". Работа 2007 г. В настоящее время сильно устарела!

 

Мы можем предложить Вам: Дипломную работу на тему: "Некоммерческие организации в российском гражданском праве"

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

Введение. 3

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ.. 6

§ 1. Понятие и признаки общественных объединений. 6

§ 2. Виды общественных объединений, основания их классификации. 16

ГЛАВА 2. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ.. 22

§ 1. Правовые основы административно-правового статуса общественных объединений  22

§ 2. Общий комплекс прав и обязанностей общественных объединений. 36

§ 3. Специальные полномочия общественных объединений. 53

ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОГО СТАТУСА РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ.. 58

§ 1. Понятие и виды религиозных объединений. 58

§ 2. Особенности административно-правового статуса религиозных объединений  67

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 81

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.. 83

  

 

Введение 

Актуальность темы исследования. В современном российском обществе негосударственные организации, а среди них общественные объединения, прочно заняли свою нишу. Этому во многом способствовало принятие 19 мая 1995 года Федерального закона "Об общественных объединениях", явившегося комплексным источником различных отраслей права, в том числе и права административного.

Общественные объединения являются одним из видов негосударственных организаций. Право на объединение закреплено в ст. 30 Конституции Российской Федерации. Это одно из важнейших политических прав личности. Кардинальное изменение нормативных актов, регулирующих деятельность общественных объединений, позволило по-иному подойти к изучению их правового, и, в том числе, административно-правового статуса.

Функционирование данного вида негосударственных организаций всегда являлось предметом регулирования норм административного права. В настоящее время назрела необходимость рассмотрения общественных объединений как субъектов административного права с позиций обновленной нормативной базы, которую составляют более трех десятков нормативных актов, принятых на основе Конституции Российской Федерации 1993 года как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Российской Федерации.

Практический опыт реализации многих из этих нормативных актов, и в частности, Федерального закона "Об общественных объединениях", уже накоплен органами исполнительной и судебной власти и требует пристального анализа и обобщения. На этой основе необходимо разработать ряд теоретических положений по проблемам функционирования общественных объединений, а также сделать выводы о совершенствовании законодательства об общественных объединениях, путях устранения нарушений в деятельности органов государства по отношению к данным негосударственным организациям. Кроме того, общественные объединения, вступая в различные правоотношения, могут являться и субъектами ряда отраслей права. В связи с этим важной задачей является выявление их специфики именно как субъектов административного права. Указанные обстоятельства демонстрируют актуальность проблемы и предопределили выбор темы дипломной работы.

Степень разработанности проблемы исследования. В настоящее время вопросам деятельности общественных объединений в юридической литературе уделяется пристальное внимание. Изучению различных аспектов правового статуса общественных объединений посвятили свои работы такие ученые как А.В. Барков, А.А. Ивакин, О.А. Кожевников, В.В. Лапаева, Т.Е. Мельник, А.И. Норкин, А.В. Орлов, Н.Н. Петрыкина, О.В. Семина, И.А. Шершнева-Цитульская и др. Также необходимо отметить монографии Г.В. Кузьмина, С.Ю. Матвеева и В.Н. Сидорова, посвященные исследованию правового статуса некоммерческих организаций.

Объект и предмет исследования. Объект исследования – общественные отношения, складывающиеся в сфере деятельности общественных объединений.

Предметом исследования являются правовые нормы, регулирующие административно-правовой статус общественных объединений.

Цель и задачи исследования. Цель исследования заключается в рассмотрении понятия и сущности общественных объединений, определении путей совершенствования административно-правового статуса объединений.

Данная цель определяет необходимость решения ряда основных задач исследования:

-         характеристика понятия, признаков и видов общественных объединений;

-         анализ нормативно-правовой базы регулирования административно-правового статуса общественных объединений;

-         рассмотрение комплекса прав, обязанностей и полномочий общественных объединений;

-         характеристика особенностей правового статуса религиозных объединений;

-         выявление особенностей правового регулирования правового статуса религиозных объединений;

-         анализ специфики взаимоотношений общественных объединений и органов исполнительной власти.

Методологическую основу исследования составляют современные общенаучные методы познания, и особенно системный подход. При написании работы использованы формально-юридический, сравнительно-правовой, лингвистический, статистический, социологические и другие методы исследования.

Структура дипломной работы обусловлена целью исследования и состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, заключения, списка литературы.

  

 

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ 

§ 1. Понятие и признаки общественных объединений 

Под общественным объединением понимается добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения.

Негосударственная организация – это «группа людей, выступающая персонифицировано от своего имени, выполняющая собственные, корпоративные задачи и функции, не обладающая государственно-властными полномочиями, действующая без вмешательства государства и им не финансируемая».[1]

В правовом государстве организационная самостоятельность общественных объединений гарантируется законом. Важно, чтобы обществен­ные объединения приобрели соответствующий их положению в системе общественных отношений правовой статус, не препятствующий им иметь адекватные права как в частноправовых, так и в публичных отношениях.

Каждое общественное объединение — это прежде всего субъект публич­ного права, реализующий свою правоспособность в различных сферах обще­ственной жизни и формах, не противоречащих конституции государства.

 Можно присоединиться к мнению А.И. Норкина, который выделяет четыре временных периода правовой регла­ментации содержания правового статуса общественных объединений:

1)  до Февральской революции (период монархии);

2)  после Февральской революции (Временное правительство);

3)  после Октябрьской революции (советский период);

4)  новейшая история.[2]

Впервые «общественные» отношения комплексно были урегулированы 4 марта 1906 г. Конечно, это не значит, что этот вид социальной активности не был значим для «законодателя», однако до этого не возникало необходи­мости правовой регламентации права на объединение в связи с тем, что государством позволялось официально существовать лишь тем объединениям, которые были способны принять активное участие в реализации полити­ки монарха, т.е. для каждого конкретного объединения (сословные, военные, торговые и пр.) действовали свои правила. Создавались объединения в раз­решительном порядке. Первая общественная организация России — Воль­ное экономическое общество — была создана в 1762 г. Екатериной II.

Интересное местоположение занимали нормы законодательства о праве граждан на объединение: их источником являлось приложение к Уставу о предупреждении и пресечении преступлений (раздел 2, глава 5, ст. ст. 116—118) Временные правила об обществах и союзах.

В соответствии с Манифестом 17 октября 1905 г. срок действия этих Вре­менных правил был ограничен моментом издания общего закона о союзах и обществах.

Под обществом понималось соединение нескольких лиц, которые не ставили задачу получения для себя прибыли от ведения какого-либо предприятия, а избрали предметом своей деятельности определенную цель.

Право того времени позволяло свести на нет реализацию интересов граж­дан. Например, «заявки на регистрацию подавались губернатору (градоначальнику), который в случае возникновения сомнений передавал на раз­решение этот вопрос присутствию. Оно принимало решение в 2-недельный срок. Срок же рассмотрения заявления губернатором не был урегулирован правовыми нормами. И главное, в основу регулирования деятельности об­ществ были положены принципы целесообразности, что недопустимо в со­временных условиях. Формулировки, содержащие условия для применения санкций, были расплывчаты, нечетки».[3]

Проект Положения об обществах и союзах создавался в Министерстве юстиции. Он соответствовал букве и духу Манифеста 1905 г. Однако при его рассмотрении в Совете Министров 16 декабря 1905 г. были учтены замеча­ния Министерства внутренних дел. Внесенные изменения были существен­ны, по сути был создан новый проект Положения.

Предложения Министерства внутренних дел состояли в следующем:

1)  усложненный порядок создания ассоциаций. Общественные объеди­нения, функционирующие без получения статуса юридического лица, обяза­ны были сообщить о создании объединения губернатору, который был впра­ве принять решение «о встречных к тому препятствиях».

Общественные объединения — юридические лица лишались права обра­титься непосредственно в суд для государственной регистрации. Предвари­тельно они подавали заявление и копию устава губернатору, который на­правлял указанные документы со своими замечаниями в суд. Замечания губернатора были обязательны для суда;

2)  упрощенный (внесудебный) порядок закрытия обществ;

3) легализация вмешательства регулирующего органа во внутренние дела общества: порядок созыва, проведения собраний, имущественные вопросы;

4) исключение из активного правового употребления понятия «союзы» («ассоциации объединений» — современный термин).[4]

В российской истории также был период, когда осуществлялся исклю­чительно судебный порядок регистрации общественных организаций. Этот порядок был установлен постановлениями Временного Правительства от 12 апреля 1917 г. «О собраниях и союзах» и от 21 июня 1917 г. «О регистра­ции товариществ, обществ и союзов». Функция государственной регистра­ции объединений была отнесена к ведению окружных судов. В их структуре были специально созданы регистрационные отделы.

Эффективным средством, защищающим членов и участников обществен­ного объединения от бюрократической волокиты, было правило, согласно которому при нерассмотрении заявления о регистрации в месячный срок общественное объединение считалось зарегистрированным.

Деятельность окружных судов по регистрации общественных объедине­ний фактически осуществлялась до 1920 г.

В первое время существования Советского государства, особенно в период проведения новой экономической политики, предполагалось наличие как ком­мерческих организаций (товариществ, акционерных обществ и т.п.), так и об­ществ и союзов, не ставящих основной уставной целью извлечение прибыли.

В 1922 г. СНК РСФСР принял решение о необходимости перерегист­рации общественных организаций. Такие процедуры встречаются и се­годня, однако было два существенных условия: срок перерегистрации со­ставлял 10 дней с момента опубликования распоряжения, сбор — 100 руб­лей. Таким образом, была подведена черта в деятельности обществ, создан­ных в демократический период.

В Советском Союзе отношения по поводу права на объединение регла­ментировались Постановлением ЦИК и СНК СССР «О порядке утвержде­ния уставов и регистрации обществ, не преследующих цели извлечения при­были и распространяющих свою деятельность на территорию всего Союза ССР, и о надзоре за ними». Источник названных норм дважды менялся, но значительных корректив не проводилось. Во исполнение союзных актов при­нимались акты республик, входящих в состав СССР.

Данными актами устанавливалось, что разрешение вопроса о регистра­ции объединения происходит с учетом принципа соответствия задач орга­низации целям государства. Впоследствии было выработано правило о том, что не существует абстрактной свободы действий (как ее понимают в капи­талистических странах): свобода индивида должна способствовать реализации общегосударственных интересов. Таким образом, регистрация объеди­нений граждан была разрешительная (только для добровольных обществ), для остальных видов объединений — нормативная.

СССР передал в ведение союзных республик вопросы о правилах регис­трации добровольных обществ, следовательно, республиканское законода­тельство имело различие в сроках, количестве, задачах и пр.

Порядок регистрации добровольных обществ в РСФСР был следующим. Три участника подписывали заявление с просьбой о регистрации устава, прилагали текст устава и обращались в компетентный орган, которым счита­лись Совмин СССР, Совмин автономной союзной республики, союзной рес­публики, министерство (если деятельность общества была связана с профи­лем министерства), исполнительные комитеты местных советов. Позже перечень органов правоприменительной практикой был расширен, ими ста­ли также партийные органы, профсоюзы и пр.

Регистрационный орган вправе:

-         соотнести цели и задачи общества с планом строительства социализма;

-         проверить законность учредительных документов;

-         определить «правильность» состава учредителей общества, с правом отхода по усмотрению;

-         запросить мнение по поводу общества у других ведомств и общественных организаций;

-         соотнести цели общества с целями аналогичных организаций.[5]

Таким образом, сфера усмотрения была широкой. При решении вопроса по регистрации в основу был положен принцип целесообразности.

Нормативным актом, действовавшим до 1991 г. и определяющим порядок деятельности определенного вида общественных объединений — «организа­ций общественной самодеятельности трудящихся масс города и деревни» — являлось Положение о добровольных обществах и союзах от 10 июля 1932 г. Наличие лишь этой формы общественных объединений, характеризуемой территориальной и целевой ограниченностью, свидетельствует об умалении права граждан на объединение. Помимо прочего, указанным Положением допускалось прекращение де­ятельности этих организаций в административном порядке органами ис­полнительной власти местных Советов.

Систематизированное законодательство об общественных объединениях появилось лишь в 1990 г. Это Закон СССР «Об общественных объединениях». Законодателем были приняты довольно успешные попытки классифи­кации общественных объединений. Три родовых группы объединений были указаны в ст. 16 Закона: политические партии, массовые общественные дви­жения, профессиональные союзы.

Четкого разграничения между общественными объединениями, пресле­дующими политические цели, и иными общественными объединениями произвести не удалось, так как такие политические права, как право законода­тельной инициативы, право участия в формировании органов власти, принад­лежало не только политическим, но и иным общественным объединениям.

Следует отметить, что «реально право на объединение могло быть реали­зовано советскими гражданами лишь с момента принятия союзного закона. Впервые в Российской Федерации были предприняты попытки система­тизации законодательства по общественным объединениям 15 января 1991 г. Именно в то время Верховным Советом РСФСР было принято Постановле­ние «О регистрации уставов политических партий, профессиональных со­юзов и других общественных объединений в РСФСР». Уже 18декабря 1991 г. Верховный Совет РФ принимает новое Постановление «О регистрации об­щественных объединений в РСФСР и регистрационном сборе»». Законодатель установил уведомительный порядок государственной ре­гистрации профессиональных союзов, что способствовало увеличению неза­висимости этих объединений».[6]

В настоящее время систематизированным источником права по поводу объединения является Федеральный закон от 14 апреля 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (с изменениями и дополнениями).

В связи с подозрениями о причастности иностранных государств к фак­там смены политических элит в республиках бывшего СССР Федеральным Собранием в декабре 2005 г. принят Закон «О внесении изменений и неко­торые законодательные акты Российской Федерации». Название этого нор­мативного акта не раскрывает его содержания. Кроме того, этот законопро­ект не был указан в перечне важнейших законопроектов, подлежащих рассмотрению в ноябре-декабре 2005 г., который систематически публику­ется в «Российской газете».

Думается, что для приведения правового статуса общественных объе­динений в соответствие с первоначальными установками реформ 1905 и 1990 гг., предотвращения развития событий по сценарию 1917 г. необходи­мо в сфере правовой регламентации деятельности общественных объеди­нений предпринять следующие первоочередные шаги:

1. Передать функции регистрации общественных объединений от орга­нов Министерства юстиции (Федеральной регистрационной службы) в ве­дение органа, ведающего вопросами регистрации всех юридических лиц — Федеральной налоговой службы, которая в настоящий момент осуществля­ет явочную регистрацию иных юридических лиц, в том числе некоммер­ческих организаций.

В случае буквального толкования норм ст. 20 Декларации прав и свобод человека и гражданина 1991 г. («Граждане РСФСР имеют право на объеди­нение. Ограничение этого права может быть установлено только решением суда на основании закона») следует ввести судебный порядок регистрации. Деятельность органов юстиции (Росрегистрации) на этом поприще должна быть прекращена. Оставление этой функции за Росрегистрацией возможно лишь в случае распространения порядка регистрации профессиональных союзов (уведомительная регистрация) на все общественные объединения с сохранением права за Росрегистрацией на обращение в суд с иском о лик­видации или приостановление деятельности объединения.

2. Запретить внесудебные порядок приостановления и прекращения дея­тельности общественных объединений.

3. Исключение из состава документов, подаваемых в регистрирующий орган, документа о предоставлении юридического адреса, поскольку для многих об­щественных объединений аренда (или иное имущественное право) нежило­го помещения на первых порах деятельности является затруднительной.

4.  Отменить обязанность общественного объединения по ежегодному информированию регистрирующего органа о продолжении деятельности, месте нахождения объединения и руководителе, поскольку эти сведения со­гласно налоговому законодательству и законодательству о государственной регистрации юридических лиц имеются в распоряжении налогового органа.

5.  Исключить из законодательства нормы о предоставлении различного правового статуса общественным объединениям, «имеющим различную тер­риториальную сферу деятельности», в связи с отсутствием для этого необ­ходимости, наличием злоупотреблений регистрирующим органом, отсутстви­ем четких критериев для разграничения общественных объединений по данному признаку.

Право граждан на объединение закреплено в ст. 30 Конституции РФ, в ФЗ «Об общественных объединениях» от 14.04.95. Это право граждан осуществляется как непосредственно путем объединения физических лиц, так и через юридические лица – общественные объединения.

Общественные объединения создаются «в целях реализации и защиты гражданских, политических, экономических, социальных  и культурных прав и свобод; развития активности и самодеятельности граждан, их участия в управлении государственными и общественными делами; удовлетворения профессиональных и любительских интересов; развития научного, технического и художественного творчества; охраны здоровья населения, участия в благотворительной деятельности; проведения культурно-оздоровительной и спортивной работы; охраны природы, памятников истории и культуры; патриотического и гуманистического воспитания; расширения международных связей; осуществления иной деятельности, не запрещенной законом».[7]

Не допускается создание и деятельность общественных объединений, имеющих целью или методом действий свержение, насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной,  расовой, национальной или религиозной розни,  совершение иных уголовно наказуемых деяний, Преследуется законом создание и деятельность  общественных объединение, посягающих на здоровье и нравственность населения, права и охраняемые законом интересы граждан. Ограничения на создание отдельных видов общественных объединений могут устанавливаться только федеральным законом.

Общественные объединения свободны в определении своей внутренней структуры, целей, форм и методов своей деятельности. Деятельность общественных объединений должна быть гласной, а информация об их учредительных и программных документах – общедоступной.

Признаками, отличающими общественные объединения от всех иных негосударственных организаций, являются:

1) добровольность формирования;

2) деятельность общественных объединений на принципе самоуправления;

3) некоммерческий характер формирования;

4) создание группой физических лиц и наряду с ними юридическими ли­цами-общественными объединениями;

5) создание для реализации общих целей, указанных в уставе;

6) выступление только от своего имени;

7) отсутствие государственно-властных полномочий.[8]

Таким образом, общественные объединения обладают набором характерных признаков и имеют длительную историю в российском законодательстве. Вместе с тем, легальное определение общественных объединений нуждается в более четком закреплении. В частности, можно предложить следующее определение общественного объединения – это добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, создаваемое по инициативе физических лиц, юридических лиц-общественных объединений, выступающее от своего имени для реализации общих целей, указанных в его уставе, и не обладающее государственно-властными полномочиями.

 

§ 2. Виды общественных объединений, основания их классификации

 

Критерии деления общественных объединений на виды, использующие­ся в юридической литературе можно сгруппировать в зависимости от того, относятся ли они к организационной или содержательной стороне их деятельности. Таким образом, «к основаниям деления общественных объединений по их организационной структуре относятся: организационно-правовая форма общественных объединений, территориальная сфера их дея­тельности, наличие (отсутствие) государственной регистрации, принцип орга­низации, учредители общественных объединений. К основаниям деления по со­держательной стороне их деятельности относятся: отрасль деятельности обще­ственного объединения, целевое назначение деятельности, наличие (отсутст­вие) полномочий по осуществлению мер принуждения вовне».[9]

Организационно-правовыми формами общественных объединений являются: общественная организация; общественное движение; общественный фонд; общественное учреждение; орган общественной самодеятельности.

Общественной организацией является основанное на членстве общественное объединение, созданное на основе совместной деятельности для защиты общих интересов и достижения уставных целей объединившихся граждан.  Членами общественной организации в соответствии с ее уставом могут быть физические лица и юридические лица – общественные объединения, если иное не установлено ФЗ «Об общественных объединениях» и законами об отдельных видах общественных объединений.

Высшим руководящим органом общественной организации является съезд (конференция) или общее собрание. Постоянно действующим руководящим органом общественной организации является выборный коллегиальный орган, подотчетный съезду (конференции), общему собранию. В случае государственной регистрации общественной организации ее постоянно действующий руководящий орган осуществляет права юридического лица от имени общественной организации.

Общественным движением является состоящее из участников и не имеющее членства массовое общественное объединение, преследующее социальные, политические и иные общественно полезные цели, поддерживаемые участниками общественного движения.

Высшим руководящим органом общественного движения является съезд (конференция) или общее собрание. Постоянно действующим руководящим органом общественного движения является выборный коллегиальный орган, подотчетный съезду (конференции) или общему собранию. В случае государственной регистрации общественного движения его постоянно действующий руководящий орган осуществляет права юридического лица от имени общественного движения и исполняет его обязанности.

Общественный фонд является одним из видов некоммерческих фондов и представляет собой не имеющее членства общественное объединение, цель которого заключается в формировании имущества на основе добровольных взносов, иных не запрещенных законом поступлений и использовании данного имущества на общественно полезные цели.

Руководящий орган общественного фонда формируется его учредителями и (или) участниками либо решением учредителей фонда, принятым в виде рекомендаций или персональных назначений,  либо путем избрания участниками на съезде (конференции) или общем собрании. В случае государственной регистрации фонд осуществляет свою деятельность в порядке, предусмотренном Гражданским Кодексом Российской Федерации.

Общественным учреждением является не имеющее членства общественное объединение, ставящее своей целью оказание конкретного вида услуг, отвечающих интересам участников и соответствующих уставным целям учреждения.

«Управление общественным учреждением и его имуществом осуществляется лицами, назначенными учредителем. В учреждении может создаваться коллегиальный орган, избираемый участниками, не являющимися учредителями данного учреждения и потребителями его услуг. Этот орган  может иметь право совещательного голоса при учредителе, но не может распоряжаться имуществом  общественного учреждения, если иное не установлено учредителем. В случае государственной регистрации учреждения оно осуществляет свою деятельность в порядке, установленном Гражданским Кодексом Российской Федерации».[10]

Органом общественной самодеятельности является «не имеющее членства общественное объединение,  целью которого является совместное решение различных социальных проблем, возникающих у граждан по месту жительства, работы или учебы, направленное на удовлетворение потребностей неограниченного круга лиц, чьи интересы связаны с достижением уставных целей и реализацией программ органа общественной самодеятельности по месту его создания.  Орган общественной самодеятельности формируется по инициативе граждан и строит свою работу на основе самоуправления в соответствии с уставом, принятым на собрании учредителей».[11]

Орган общественной самодеятельности не имеет над собой вышестоящих органов или организаций. В случае государственной регистрации органа он приобретает права юридического лица.

Организационно-правовыми формами политических общественных объединений являются общественная организация (для политической организации, в том числе политической партии) и общественное движение (для политического движения).

Политическим общественным объединением является общественное объединение, в уставе которого в числе основных целей должны быть закреплены участие в политической жизни общества посредством влияния на формирование политической воли граждан, участие в выборах в органы государственной власти и органы местного самоуправления посредством выдвижения кандидатов и организации их предвыборной агитации, участие в организации и деятельности указанных органов.

Общественные объединения независимо от их организационно-правовой формы вправе создавать союзы (ассоциации) общественных объединений на основе учредительных документов (договоров, уставов, принятых союзами (ассоциациями) общественных объединений, образуя новые общественные объединения. Правоспособность союзов (ассоциаций) как юридических лиц возникает с момента их государственной регистрации.

Общественные объединения подразделяются «по территориальной и отраслевой сферам деятельности, по формам непосредственного подчинения, по целям образования».[12]

В Российской Федерации создаются и действуют общероссийские, межрегиональные, региональные и местные общественные объединения.

Под общероссийским общественным объединением понимается объединение, которое осуществляет свою деятельность в соответствии с уставными целями на территории более половины субъектов Российской Федерации и имеет свои структурные подразделения – организации, отделения, филиалы, представительства.

Под межрегиональным общественным объединением понимается объединение, которое осуществляет свою деятельность в соответствии с уставными целями на территории менее половины субъектов Российской Федерации и имеет там свои структурные подразделения – организации, отделения, филиалы, представительства.

Под региональным общественным объединением понимается объединение, деятельность которого в соответствии с его уставными целями осуществляется в пределах территории одного субъекта Российской Федерации.

Под местным общественным объединением понимается объединение, деятельность которого в соответствии с его уставными целями осуществляется в пределах территории органа местного самоуправления.

По сфере деятельности общественные объединения подразделяются на объединения, действующие вне отрасли или сферы управления (например, политические партии), и объединения, действующие в отдельных отраслях и сферах управления (например, научные, культурно-просветительные) и другие).

По форме непосредственного подчинения общественные объединения делятся  на объединения, руководимые соответствующими вышестоящими объединениями и их органами (например, профсоюзы), и объединения, действующие автономно (товарищеский суд).

По целям образования общественные объединения подразделяются на политические партии, творческие союзы,  научные общества, спортивные клубы, общество защиты прав потребителей, общества социальной поддержки и защиты инвалидов (ВОС, ВОГ).

Таким образом, вопрос о классификации общественных объединений остается в числе дискуссионных.

 

ГЛАВА 2. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ 

§ 1. Правовые основы административно-правового статуса общественных объединений 

Право граждан на объединение предусмотрено ст.30 Конституции Российской Федерации. Содержание этого права, основные государственные гарантии, статус общественных объединений, порядок их создания, деятельности, реорганизации и (или) ликвидации регулируются  федеральными законами «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 года, « О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»  от 12 января 1996 года, « О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений» от 28 июня1995 года, « О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» от 11 августа 1995 года, «О политических партиях» от 11 июля 2001 года и другими актами.

Действие Федерального закона «Об общественных объединениях» распространяется на все общественные объединения, созданные по инициативе граждан, за исключением религиозных организаций, а также коммерческих организаций и создаваемых ими некоммерческих союзов (ассоциаций).

Порядок создания общественных объединений, их реорганизации и ликвидации. Общественные объединения создаются по инициативе их учредителей – не менее трех физических лиц. Количество учредителей для создания политических партий, профсоюзов устанавливается законами об указанных видах общественных объединений. В состав учредителей наряду с физическими лицами могут входить юридические лица – общественные объединения.

Административная правосубъектность общественных объединений возникает с момента принятия объединением решений: о его создании, об утверждении устава объединения и о формировании руководящих и контрольно-ревизионных органов съездом (конференцией) или общим собранием.  После принятия указанных решений объединение считается созданным. Оно осуществляет свою уставную деятельность, приобретает права за исключением прав юридического лица и принимает на себя обязанности, предусмотренные федеральным законом «Об общественных объединениях».

Правоспособность общественного объединения как юридического лица возникает с момента государственной регистрации данного объединения.

«Учредителями, членами и участниками общественных объединений могут быть граждане, достигшие 18 лет, и юридические лица, если иное не установлено законодательством. Иностранные граждане и лица без гражданства могут быть учредителями, членами и участниками общественных объединений, за исключением случаев, установленных федеральными законами или международными договорами Российской Федерации. В соответствии со ст.12.1 ФЗ «Об общественных объединениях» не могут быть признаны политическими общественными объединениями объединения, устав которых допускает членство в них или принадлежность к ним в иной форме иностранных граждан, иностранных или международных организаций».[13]

Членами и участниками молодежных общественных объединений могут быть граждане, достигшие 14 лет, а детских объединений – достигшие 8 лет.

Не могут быть учредителями, членами и участниками общественных объединений органы государственной власти и органы местного самоуправления.

При создании общественных объединений права и обязанности их учредителей указываются в уставах объединений. Устав должен предусматривать:

-   название, цели общественного объединения, его организационно-правовую форму; (Принадлежность общественного объединения к политическому общественному объединению должна быть оговорена в его уставе);

-   структуру объединения, руководящие и контрольно-ревизионные органы общественного объединения, территорию, в пределах которой данное объединение осуществляет свою деятельность;

-   условия и порядок приобретения и утраты членства в общественном объединении, права и обязанности членов данного объединения (только для объединения, предусматривающего членство);

-   компетенцию и порядок формирования руководящих органов объединения, сроки их полномочий, место нахождения постоянно действующего руководящего органа;

-   порядок внесения изменений и дополнений в устав общественного объединения;

-   источники формирования денежных средств и иного имущества объединения, права объединения и его структурных подразделений по управлению имуществом;

-   порядок реорганизации и (или) ликвидации общественного объединения.

Устав общественного объединения может содержать описание символики данного объединения.

Общественное объединение вправе не регистрироваться в органах юстиции. В этом случае оно не приобретает прав юридического лица.

Государственная регистрация общероссийского и международного общественных объединений производится Министерством юстиции Российской Федерации,  межрегионального объединения – органами юстиции по месту нахождения постоянно действующего руководящего органа объединения, регионального и местного общественных объединений – органами юстиции соответствующих субъектов Российской Федерации.

«Для государственной регистрации общественного объединения подаются следующие документы: заявление объединения; устав; выписка из протокола учредительного съезда (конференции) или общего собрания, содержащая сведения о создании объединения, об утверждении его устава и о формировании руководящих и контрольно-ревизионных  органов; сведения об учредителях; документ об уплате регистрационного сбора; документ о предоставлении юридического адреса общественному объединению; протоколы учредительных съездов (конференций) или общих собраний структурных подразделений для международного, общероссийского и межрегионального общественных объединений».[14]

Документы подаются на государственную регистрацию в течение трех месяцев со дня проведения учредительного съезда (конференции) или общего собрания.

Орган, регистрирующий общественное объединение, «в месячный срок обязан рассмотреть заявление о регистрации и принять решение: зарегистрировать объединение и выдать учредителям свидетельство о его регистрации либо отказать в государственной регистрации объединения и выдать учредителям письменный мотивированный отказ, который может быть обжалован в судебном порядке». [15]

Общественное объединение по решению съезда (конференции) или общего собрания может быть реорганизовано. Государственная регистрация вновь образованного после реорганизации объединения осуществляется в указанном выше порядке. Имущество объединения, являющегося юридическим лицом, переходит после его реорганизации к вновь возникшим юридическим лицам в порядке, предусмотренном Гражданским Кодексом Российской Федерации.

Ликвидация общественного объединения осуществляется либо по решению съезда (конференции) или общего собрания в соответствии с уставом данного объединения, либо в судебном порядке. Решение о ликвидации объединения, являющегося юридическим лицом, направляется в орган, зарегистрировавший объединение, для исключения объединения из единого государственного реестра юридических лиц.

Административно-правовой статус общественного объединения включает комплекс его полномочий, закрепленный нормами административного права и осуществляемый в сферах адми­нистративно-правового регулирования.

В структуру административно-правового статуса общественных объединений включаются административно-правовые нормы, регулирующие:

-         цели деятельности общест­венных объединений;

-         порядок их создания, в том числе государственной реги­страции;

-         права общественных объединений;

-         их обязанности;

-         права-обязанности общественных объединений;

-         порядок приостановления деятельности общест­венных объединений;

-         их ответственность;

-         порядок ликвидации общественных объединений; гарантии их статуса.

18 апреля 2006 г. в законную силу вступил Феде­ральный закон от 10 января 2006 г. № 18 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Россий­ской Федерации» (долее — закон). Документ вносит по­правки в четыре действующих законодательных акта: Гражданский кодекс РФ и три закона — «О закрытом административно-территориальном образовании (ЗАТО)», «Об общественных объединениях» и «О не­коммерческих организациях». Закон уточняет специаль­ный порядок государственной регистрации обществен­ных объединений и некоммерческих организаций и оп­ределяет порядок требований к их регистрации.

Принятие Федерального закона № 18-ФЗ было вызвано необходимостью комплексной корректировки подходов к правовому регулированию порядка государ­ственной регистрации некоммерческих организаций в связи с отсутствием в законодательстве о некоммерче­ских организациях механизма контроля за их деятельно­стью. Установление единого механизма контроля за со­ответствием деятельности таких некоммерческих орга­низаций законодательству и декларируемым целям на-

правлено на обеспечение стабильности гражданского общество и равенства всех субъектов права, действу­ющих для достижения полезных целей и благ. Кроме того, целью принятия нового закона было обеспечение защиты некоммерческих организаций от вмешатель­ства иностранных государств и объединений в их поли­тическую деятельность и ее финансирование, и цель эта достигается за счет установления в законе положений, соответствующих законодательству иностранных госу­дарств, учитывающих их интересы.

Наиболее существенные изменения вносятся в За­кон от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», устанавливающий основные положения о деятепьности некоммерческих организаций.

Все государственные и негосударственные орга­низации представляют собой особую разновидность субъектов административного право, действующих в сферах частноправовых и публично-правовых отноше­ний. В зависимости от целей деятельности государ­ственные и негосударственные организации подразде­ляются на коммерческие и некоммерческие. Коммер-

ческие организации могут создаваться в форме хозяй­ственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных муниципальных уни­тарных предприятий. Основной целью их деятельности в отличие от некоммерческих организаций является извлечение прибыли. В соответствии с Законом «О не­коммерческих организациях» (далее — закон) неком­мерческой организацией является организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полу­ченную прибыль между участниками (ст. 2). Все неком­мерческие организации обладают специальной право­способностью, содержание которой зависит от целей создания конкретного юридического лица и его орга­низационно-правовой формы. Цели создания неком­мерческих организаций могут быть различными: соци­альные, благотворительные, культурные, образователь­ные, научные, управленческие, охрана здоровья граж­дан, развитие физической культуры и спорта, удовлет­ворение духовных и иных нематериальных потребно­стей, другие цели, направленные на достижение обще­ственных блог. Осуществлять предпринимательскую деятельность некоммерческая организация может лишь постольку, поскольку это служит достижению це­лей, ради которых она создана. Такой деятельностью признаются приносящее прибыль производство това­ров и услуг, приобретение и реализация ценных бумаг, имущественных и неимущественных прав, участие в хозяйственных обществах и товариществах на вере в качестве вкладчика.

Закон устанавливает основные формы некоммер­ческих организаций: общественные и религиозные организации (объединения), фонды, государственные корпорации, некоммерческие партнерства, автоном­ные некоммерческие организации, ассоциации или союзы, учреждения.

До принятия Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ» Закон «О некоммерческих организациях» вообще не содержал статьи, устанавливающей правила о госу­дарственной регистрации различных по форме неком­мерческих организаций. Эти правила устанавливались Федеральным законом от 8 августа 2001 г, № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» с учетом положе­ний специальных законов, применяемых в зависимости от формы некоммерческой организации. Так, напри­мер, Закон «Об общественных объединениях» уста­навливал, что решение о государственной регистра­ции общественного объединения принимает феде­ральный орган исполнительной власти в области юсти­ции. В настоящее время это положение конкретизиро­вано и предусматривает, что принятие решения о госу­дарственной регистрации некоммерческих организа­ций, созданной в определенной форме, осуществляет федеральный орган исполнительной власти, уполномо­ченный в сфере регистрации некоммерческих органи­заций, или его территориальные органы. В настоящее время эти функции осуществляет Федеральная регист­рационная служба, имеющая определенный опыт в регистрации общественных объединений. Причем новые положения содержатся не только а законе № 18-ФЗ, но и внесены соответствующие изменения и в Закон «Об общественных объединениях».

Необходимо отметить, что рассматриваемый за­кон уточняет специальные нормы, предусматриваю­щие отказ в государственной регистрации некоммер­ческих организаций. Так, в Федеральный закон «О не­коммерческих организациях» введена ст. 23-1, которая вводит такое ранее не предусмотренное основание отказа в госрегистроции некоммерческих организа­ций, кок то, что в качестве учредителя некоммерческой оргонизации выступило лицо, которое не может быть учредителем в соответствии с п. 1.2 ст. 15 этого феде­рального закона. Таким образам, дается ссылка токже на нововведенную статью. Указанный п. 1.2 ст. 15 уста­навливает, что не может быть учредителями (участни­ками, членами) некоммерческих организаций ино­странный гражданин или лицо без гражданства, в отно­шении в которых установленном законодательством РФ порядке принято решение о нежелательности их пребывания (проживания) в РФ; лицо, включенное в пе­речень в соответствии с п. 2 ст. 6 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) денежных средств, получен­ных преступным путем, и финансированию террориз­ма» (соответствующие изменения внесены и в Закон «О закрытых административно-территориальных обра­зованиях», положения которого повторяют положения Закона «О некоммерческих организациях»]. Основа­ниями для включения организации или физического лица в указанный перечень являются:

-         вступившее в законную силу решение суда РФ о ликвидации или запрете деятельности организации в связи с осуществлением ею экстремистской деятель­ности;

-         вступивший в законную сипу приговор суда РФ о признании физического лица виновным в соверше­нии преступления террористического характера;

-         решение Генерального прокурора РФ или под­чиненного ему прокурора о приостановлении деятель­ности организации в связи с его обращением в суд с заявлением о привлечении организации к ответствен­ности за террористическую деятельность;

-         постановление следователя или прокурора о возбуждении уголовного дела в отношении лица, совер­шившего преступление террористического характера;

-         составляемые международными организация­ми, осуществляющими борьбу с терроризмом, или уполномоченными ими органами и признанные РФ пе­речни организаций и физических лиц, связанных с тер­рористическими организациями или террористами; признаваемые в РФ а соответствии с международными договорами РФ и федеральными законами приговоры (решения) судов и решения иных компетентных орга­нов иностранных государств в отношении организаций или физических лиц, осуществляющих террористиче­скую деятельность.

Кроме того, п. 2 ст. 23.1 Закона предусматривает также основания отказа в государственной регистрации отделения иностранной некоммерческой непра­вительственной организации: если цели создания отделения иностранной не­коммерческой неправительственной организации противоречат Конституции РФ и законодательству РФ; если цели создания отделения иностранной не­коммерческой неправительственной организации со­здают угрозу суверенитету, политической независи­мости, территориальной неприкосновенности, нацио­нальному единству и самобытности, культурному на­следию и национальным интересам РФ.

Здесь хочется отметить, что законом не установле­но, какие именно цели создания иностранных неком­мерческих неправительственных организаций следует считать противоречащими Конституции и законода­тельству РФ, например нарушения Налогового кодек­са РФ или Кодекса об административных правонару­шениях РФ. Поэтому для однообразного и правильного применения закона следует конкретизировать, какие именно нарушения законодательства могут служить достаточным основанием для отказа в государствен­ной регистрации отделения иностранной некоммер­ческой неправительственной организации.

Принципиально важным является положение о вве­дении уведомительного учета о создании но террито­рии РФ филиала или представительства иностранной некоммерческой неправительственной организации. Следует отметить, что, вводя данное положение, рос­сийский законодатель пошел навстречу зарубежным государствам, так кок законопроект ранее преду­сматривал перерегистрацию международных и ино­странных некоммерческой неправительственной орга­низации в качестве российских общественных объеди­нений. Однако при рассмотрении законопроекта во втором чтении эти положения были отменены. Во мно­гом свою роль здесь сыграло мнение Президента РФ, выступившего против такой перерегистрации

Иностранная некоммерческая неправительствен­ная организация в течение трех месяцев со дня приня­тия решения о создании на территории РФ филиала или представительства направляет уведомление в уполномоченный орган, которое заверяется соответ­ствующим органом иностранной некоммерческой не­правительственной организации и содержит сведения об учредителях и адресе (месте нахождения) постоян­но действующего руководящего органа.

К уведомлению прилагаются следующие документы:

1) учредительные документы иностранной неком­мерческой неправительственной организации;

2) решение руководящего органа иностранной некоммерческой неправительственной организации о создании филиала или представительства ино­странной некоммерческой неправительственной организации;

3) положение о филиале или представительстве иностранной некоммерческой неправительственной организации;

4) решение о назначении руководителя филиала или представительства иностранной некоммерческой неправительственной организации;

5) документ с изложением целей и задач создания филиала или представительства иностранной неком­мерческой неправительственной организации.

Уведомление, а также все вышеуказанные доку­менты должны быть представлены на государственном (официальном) языке соответствующего иностранного государства с переводом на русский язык и надлежа­щим образом удостоверены. Сведения, содержащие­ся в уведомлении и прилагаемых к нему документах, составляют реестр филиалов и представительств меж­дународных организаций и иностранных некоммерче­ских неправительственных организаций, ведение кото­рого осуществляется уполномоченным органом. Упол­номоченный орган не позднее 30 дней со дня получе­ния уведомления выдает руководителю соответству­ющего филиала или представительства иностранной некоммерческой неправительственной организации выписку из реестра, форма которой устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуще­ствляющим функции по нормативно-правовому регу­лированию в сфере юстиции.

В соответствии с новым порядком иностранной не­коммерческой неправительственной организации мо­жет быть отказано во внесении в, реестр сведений о филиале или представительстве. Это происходит в слу­чаях:

1) если сведения и документы представлены непол­ностью либо оформлены в ненадлежащем порядке;

2) если установлено, что в представленных учреди­тельных документах иностранной некоммерческой не­правительственной организации содержится недосто­верная информация;

3) если цели и задачи создания филиала или пред­ставительства иностранной некоммерческой непра­вительственной организации противоречат Конститу­ции РФ и законодательству РФ;

4) если цели и задачи создания филиала или пред­ставительства иностранной некоммерческой непра­вительственной организации создают угрозу сувере­нитету, политической независимости, территориаль­ной неприкосновенности, национальному единству и самобытности, культурному наследию и национальным интересам РФ;

5) если ранее внесенные в реестр филиал или представительство иностранной некоммерческой не­правительственной организации были исключены из реестра в связи с грубым нарушением Конституции РФ и законодательства РФ.

В случае отказа во внесении в реестр сведений о филиале или представительстве иностранной неком­мерческой неправительственной организации по ука­занным основаниям (за исключением п. 4) заявителю сообщается об этом в письменной форме с указанием конкретных положений Конституции РФ и законодательства РФ, нарушение которых повлекло за собой данный отказ, а в случае отказа во внесении в реестр сведений о филиале или представительстве иностран­ной некоммерческой неправительственной организа­ции по основанию, предусмотренному п. 4, заявителю сообщаются мотивы отказа. Отказ во внесении в ре­естр сведений о филиале или представительстве ино­странной некоммерческой неправительственной организации может быть обжалован в вышестоящий орган или в суд.

Кроме того, предусматривается, что в случае уст­ранения заявителем обстоятельств, вызвавших отказ во внесении в реестр сведений о филиале или пред­ставительстве иностранной некоммерческой непра­вительственной организации, существует возмож­ность неповторной подачи уведомления.

Со дня внесения в реестр сведений о соответству­ющем структурном подразделении иностранной не­коммерческой неправительственной организации возникает правоспособность этого подразделения (фи­лиала или представительства), то есть оно с этого мо­мента имеет гражданские права, соответствующие це­лям его деятельности, предусмотренным в учредитель­ных документах, и несет связанные с этой деятельно­стью обязанности. Не позднее 20 дней со дня внесе­ния в реестр сведений о соответствующем структур­ном подразделении иностранной некоммерческой не­правительственной организации руководитель данно­го структурного подразделения обязан уведомить уполномоченный орган об адресе (о месте нахожде­ния) филиала или представительства и о контактных телефонах.

Закон устанавливает возможность ликвидации от­деления иностранной некоммерческой неправитель­ственной организации на территории РФ:

1) в случае ликвидации соответствующей ино­странной некоммерческой неправительственной организации;

2) в случае непредставления сведений об обьеме получаемых структурным подразделением денежных средств и иного имущества, их предполагаемом рас­пределении, о целях их расходования или использова­ния и об их фактическом расходовании и использова­нии, о предполагаемых для осуществления на террито­рии РФ программах, а также о расходовании предо­ставленных физическим и юридическим лицам указан­ных денежных средств и об использовании предостав­ленного им иного имущества по форме и в сроки, кото­рые устанавливаются Правительством РФ;

3) в случае если его деятельность не соответствует целям, предусмотренным учредительными документа­ми, а также указанным выше сведениям.

Следует отметить, что все предусмотренные зако­ном нововведения имеют практическую значимость не только для лиц, которые желают создать некоммер­ческие организации и соответственно обязаны поша­гово исполнять все установленные законом процедуры, но и для регистрирующих органов и органов государ­ственного контроля. Федеральный закон № 18-ФЗ ус­тановил специальный порядок регистрации некоммерческих организаций, тем самым существенно расши­рив полномочия Рос регистрации по контролю их дея­тельности. В соответствии с донными Единого государ­ственного реестра юридических лиц в стране действу­ют более полумиллиона некоммерческих организа­ций. В связи с этим с 2006 г. нагрузка на Росрегистрацию и ее территориальные органы возрастет пример­но в 3-3,5 раза. Так, закон устанавливает в отноше­нии общественных объединений ежегодные проверки соответствия их деятельности, в том числе по расходо­ванию денежных средств и использованию иного иму­щества, их уставным целям. Похожие положения уста­новлены в отношении некоммерческих организаций.

Система Росрегистроции, работа ее органов дол­жна быть построена так, чтобы становление новых про­цедур регистрации способствовало формированию гражданского общества в РФ. В то же время перед органами Росрегистрации в области контроля и регис­трации некоммерческих организаций не ставятся за­дачи по созданию некоего репрессивного механизма надзора за их деятельностью. Некоммерческие орга­низации, осуществляющие социальные и благотвори­тельные программы, должны нейти в лице регистриру­ющих органов надежного союзника в решении сто­ящих перед ними задач.

 

§ 2. Общий комплекс прав и обязанностей общественных объединений 

Государство и общественные объединения. Государство обеспечивает соблюдение прав и законных интересов общественных объединений, оказывает поддержку их деятельности, законодательно регулирует предоставление им налоговых и иных льгот и преимуществ. Вмешательство органов государственной власти и их должностных лиц в деятельность общественных объединений, равно как и вмешательство общественных объединений в деятельность органов государственной власти и их должностных лиц, не допускается, за исключением  случаев, предусмотренных законом. Вопросы, затрагивающие интересы общественных объединений,  решаются органами государственной власти и органами местного самоуправления с участием соответствующих общественных объединений или по согласованию с ними. На работников аппаратов общественных объединений, работающих по найму, распространяется законодательство Российской Федерации о труде и законодательство Российской Федерации о социальном страховании.

Орган, регистрирующий общественные объединения,  «осуществляет контроль за соответствием деятельности общественных объединений уставным целям. Этот орган вправе запрашивать у руководящих органов общественных объединений их распорядительные документы, направлять своих представителей для участия в проводимых общественными объединениями мероприятиях. В случае выявления нарушений общественными объединениями законодательства или совершения ими действий, противоречащих их уставным целям, органом, регистрирующим объединение, может быть вынесено руководящим органом данных объединений письменное предупреждение с указанием конкретных оснований вынесенного предупреждения. Предупреждение может быть обжаловано объединением в судебном порядке».[16]

Финансовые органы осуществляют контроль за источниками доходов общественных объединений, размерами получаемых ими средств и уплатой налогов в соответствии с законодательством. Надзор и контроль за выполнением общественными объединениями существующих норм и стандартов могут осуществляться  экологическими, пожарными, эпидемиологическими и иными органами государственного надзора и контроля. Надзор за соблюдением законов общественными объединениями осуществляет прокуратура Российской Федерации.

Государственные органы и органы местного самоуправления и их должностные лица, причинившие ущерб общественным объединениям вследствие нарушения указанными органами и их должностными лицами законов об общественных объединениях, несут ответственность, предусмотренную уголовным, гражданским и административным законодательством.

Права общественного объединения.

Для осуществления уставных целей объединение имеет право:

-   свободно распространять информацию о своей деятельности;

-   участвовать в выработке решений органов государственной власти и органов местного самоуправления в порядке и объеме, предусмотренными законодательством;

-   проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирование;

-   учреждать средства массовой информации и осуществлять издательскую деятельность;

-   представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях;

-   осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях;

-   выступать с инициативами по различным вопросам общественной жизни, вносить предложения в органы государственной власти;

-   участвовать в избирательных кампаниях (в случае  государственной регистрации объединения и при наличии в уставе данного объединения положения об участии его в выборах);

-   выдвигать кандидатов (списки кандидатов)  при проведении выборов в органы государственной власти и органы местного самоуправления (в случае государственной регистрации общественного объединения как политического общественного объединения).

Законами об общественных объединениях могут быть предусмотрены дополнительные права для конкретных видов общественных объединений.

Обязанности   общественного объединения. В своей деятельности общественное объединение обязано:

-   соблюдать законодательство Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, касающиеся сферы его деятельности, а также нормы, предусмотренные его уставом и иными учредительными документами;

-   ежегодно публиковать отчет об использовании своего имущества или обеспечивать доступность ознакомления с указанным отчетом;

-   ежегодно информировать орган, регистрирующий общественные объединения, о продолжении своей деятельности с указанием действительного места нахождения постоянно действующего руководящего органа, его названия и данных о руководителях общественного объединения в объеме сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц;

-   представлять по запросу органа, регистрирующего общественные объединения, решения руководящих органов и должностных лиц общественного объединения, а также годовые и квартальные отчеты о своей деятельности в объеме сведений, представляемых в налоговые органы;

-   допускать представителей органа, регистрирующего общественные объединения, на проводимые общественным объединением мероприятия;

-   оказывать содействие представителям органа, регистрирующего общественные объединения, в ознакомлении с деятельностью общественного объединения в связи с достижением уставных целей и соблюдением законодательства Российской Федерации.[17]

Непредставление обновленных сведений для внесения в единый государственный реестр юридических лиц в течение трех лет влечет за собой обращение органа, зарегистрировавшего общественное объединение, в суд с иском  о признании данного объединения прекратившим свою деятельность в качестве юридического лица и об исключении его из единого государственного реестра юридических лиц.

Вместе с тем, необходимо отметить недостатки законодательства об общественных объединениях.

1. Некоторые недостатки Федерального закона «Об общественных объединениях».

1.1. Федеральный закон «Об общественных объеди­нениях» недостаточно корректно проводит разграниче­ние общественных объединений на виды и организаци­онно-правовые формы. Так, Федеральный закон «Об общественных объединениях» не содержит определения «вид общественного объединения», что привело к тому, что к видам общественных объединений относят любые общественные объединения, о которых упоминается в томили ином законе, и подобных разновидностей обще­ственных объединений уже стало бесчисленное множе­ство, большая часть которых практически не отличаются друг от друга.

Кроме того, представляется неправильным введе­ние Федеральным законом «Об общественных объеди­нениях» таких организационно-правовых форм обще­ственных объединений, как общественное учреждение, общественный фонд (дублирующих организационно-правовые формы некоммерческих организаций: учреж­дение, фонд) и политическая партия.

«В отношении общественных учреждений Федераль­ный закон «Об общественных объединениях» устанав­ливает, что общественные учреждения, созданные и фи­нансируемые собственником (собственниками), в отно­шении закрепленного за ними имущества осуществляют право оперативного управления указанным имуще­ством. Общественные учреждения получают имущество на праве оперативного управления от учредителя (учре­дителей). Учредитель (учредители) — собственник (соб­ственники) имущества, переданного общественным уч­реждениям, вправе изъять излишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество и рас­порядиться им по своему усмотрению (статья 35 Феде­рального закона «Об общественных объединениях»)».[18]

Приведенные выше положения Федерального зако­на «Об общественных объединениях» противоречат пун­кту 3 статьи 48 Гражданского кодекса Российской Феде­рации устанавливающему, что в отношении общественных объединений (в том числе и обществен­ных учреждений) их учредители (участники) не имеют имущественных прав (ни вещных, ни обязательствен­ных). При этом следует особо подчеркнуть, что в Феде­ральном законе «Об общественных объединениях», и в частности в данной статье, в отношении общественного учреждения термины учредитель и собственник упот­ребляются как синонимы. Кроме того, из статьи 35 Фе­дерального закона «Об общественных объединениях» следует, что общественное учреждение может быть со­здано и одним учредителем (собственником), что, в свою очередь, противоречит статье 18 Федерального закона «Об общественных объединениях», устанавливающей, что общественные объединения создаются по инициати­ве их учредителей — не менее трех физических лиц. При этом указанные положения Федерального закона «Об общественных объединениях», противоречащие ГК, не являются незначительными: они определяют суть об­щественных учреждений, ликвидация которых приве­дет к ликвидации основных отличительных признаков общественного учреждения, позволяющих отграничить его от других организационно-правовых форм обще­ственных объединений.

Общественный фонд представляет собой объедине­ние капиталов, а не объединение физических лиц, что не соответствует правовой природе общественных объе­динений. При этом в отношении общественного фонда статья 10 Федерального закона «Об общественных объе­динениях» прямо говорит, что «общественный фонд яв­ляется одним из видов некоммерческих фондов». На этой основе возникает противоречие: общественный фонд является одновременно и организационно-право­вой формой общественного объединения, и видом не­коммерческого фонда. Негативность такой ситуации проявляется, например, в следующем: в статье 65 ГК пе­речислены юридические лица, которые могут быть при­знаны несостоятельными (банкротами), из некоммер­ческих организаций к ним отнесены юридические лица, действующие в форме потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда. В данной ста­тье отсутствует упоминание об общественных объедине­ниях, таким образом, оно не может быть признано несо­стоятельным (банкротом), несмотря на предоставлен­ную законодательством Российской Федерации воз­можность осуществлять предпринимательскую деятель­ность. Таким образом, общественный фонд, как обще­ственное объединение, не может быть признано несос­тоятельным (банкротом), в то же время общественный фонд является и видом некоммерческих фондов, кото­рые, по выражению статьи 65 ГК, могут быть признаны несостоятельными (банкротами). И получается, что как общественное объединение общественный фонд не мо­жет быть признан несостоятельным (банкротом), а как вид некоммерческих фондов — может.

Кроме этого, следует отметить, что решение о лик­видации общественного фонда, как вида некоммерчес­ких фондов, может быть принято только судом по заяв­лению заинтересованных лиц (пункт 2 статьи 119 ГК), несмотря на статью 26 Федерального закона «Об обще­ственных объединениях», в которой говорится, что лик­видация общественного объединения (в том числе и об­щественного фонда) может быть осуществлена и по ре­шению съезда (конференции) или общего собрания.

В отличие от общественного фонда и общественного учреждения политическая партия представляет собой общественное объединение (объединяет граждан для до­стижения политических целей), однако нельзя согла­ситься с тем, что политическая партия представляет со­бой организационно-правовую форму общественного объединения (скорее, это форма политического обще­ственного объединения, представляющая собой перера­ботанный вариант такой организационно-правовой фор­мы общественного объединения, как общественная организация).

Причина возникшей ситуации заключается в том, что Федеральный закон «О внесении изменений и до­полнений в Федеральный закон «Об общественных объединениях» от 12 марта 2002 г. № 26-ФЗ внес измене­ния в Федеральный закон «Об общественных объедине­ниях», дополнив организационно-правовые формы до­полнительной формой — политической партией, и ис­ключил политические общественные объединения из видов общественных объединений. Однако политичес­кая партия в своем сегодняшнем виде представляет со­бой, скорее, вид общественного объединения (создавае­мый в одной организационно-правовой форме, которая является переработанным вариантом, с учетом особен­ностей ориентации данных общественных объединений на политическую деятельность, такой организационно-правовой формы общественного объединения, как об­щественная организация), поскольку применение ка­кой-либо организационно-правовой формы следует счи­тать потенциально возможным по отношению к различ­ным видам общественных объединений: особенности (содержание) отдельных видов общественных объедине­ний должны «заполнять» те или иные формы обществен­ных объединений.

При этом такая организационно-правовая форма общественного объединения, как политическая партия, не применима ни к одному из видов общественных объе­динений, да и не может быть применимой в силу своей специфической направленности на участие в полити­ческой жизни общества, кроме того, если допустить, что данную форму можно подвергнуть переработке при ис­пользовании ее другими видами общественных объеди­нений (например, в федеральных законах об отдельных видах общественных объединений в отношении указан­ной организационно-правовой формы уменьшить число учредителей, отменить необходимость участия в полити­ческой жизни общества), то данная организационно-правовая форма станет дублировать такую организационно-правовую форму общественного объединения,  как общественная организация.

Представляется, что само деление общественных объединений на виды обусловлено особыми признанны­ми государством целями их создания и деятельности требующими для своего регулирования специфических, дополнительных правил по сравнению с указанными и Федеральном законе «Об общественных объединениях», все указанные элементы свойственны политическим партиям, поскольку в соответствии с избирательным за­конодательством участие в выборах затруднено в отно­шении других общественных объединений. В то же вре­мя, например, общественные движения могут созда­ваться для достижения определенных политических це­лей (статья 9 Федерального закона «Об общественных объединениях»).

В соответствии с этим было бы более справедливым вместо Федерального закона «О политических партиях» разработать Федеральный закон «О политических обще­ственных объединениях», предусматривающий в каче­стве организационно-правовых форм политических об­щественных объединений такие формы, как политичес­кая партия и политическое движения (поработанные ва­рианты общественной организации и общественного движения), отнеся при этом политические обществен­ные объединения к видам общественных объединений, исключая политические партии из числа организацион­но-правовых форм общественных объединений.

1.2. В Российской Федерации создаются и действу­ют общероссийские, межрегиональные, региональные и местные общественные объединения, а также между­народные общественные объединения (статья 14 и 47 Федерального закона «Об общественных объединени­ях»).

Приведенное в Федеральном законе «Об обще­ственных объединениях» разграничение общественных объединений по территориальному признаку требует су­щественной доработки. Так, например, создать обще­российское общественное объединение сложней, чем международное (которое по смыслу имеет большую тер­риториальную сферу деятельности): для создания обще­российского общественного объединения необходимо создать структурные подразделения не менее чем в 45 субъектах Российской Федерации, в то время как для создания международного общественного объединения достаточно создать одно структурное подразделение в иностранном государстве и основную организацию в России.

«Недостаточно точно определен порядок создания ре­гионального общественного объединения, в частности не решен вопрос о необходимости создания структурных подразделений в муниципальных образованьях. Так, на­пример, в письме Минюста России от 19 января 1996 г № 08-09-11-96 «О применении некоторых положений Федерального закона от 19 мая 1995 г. «Об общественных объединениях» указывается, что региональное обще­ственное объединение осуществляет свою деятельность в пределах территории субъекта Российской Федерации. При этом оно должно иметь свои структурные подразде­ления в муниципальных образованьях, входящих в со­став данного субъекта Российской Федерации. Количество структурных подразделений, необходимых для по­лучения статуса регионального общественного объеди­нения, определяется нормативными актами соответ­ствующего субъекта Российской Федерации».[19]

1.3. Изменение порядка приостановления деятельности общественного объединения, произведенное в 2002 году, привело к возникновению ряда неурегулиро­ванных вопросов в данной области. Так, статья 42 Феде­рального закона «Об общественных объединениях» уста­навливает, что в случае нарушения общественным объе­динением Конституции Российской Федерации, кон­ституций (уставов) субъектов Российской Федерации, законодательства Российской Федерации и совершения действий, противоречащих уставным целям, федераль­ный орган юстиции или его соответствующий террито­риальный орган либо Генеральный прокурор Российс­кой Федерации или подчиненный ему соответствующий прокурор вносит в руководящий орган данного объеди­нения представление об указанных нарушениях и уста­навливает срок их устранения. В случае, если в установ­ленный срок эти нарушения не устраняются, орган или должностное лицо, внесшие соответствующее представ­ление, вправе своим решением приостановить деятель­ность общественного объединения на срок до шести ме­сяцев.

При этом законодателем не установлен срок, в тече­ние которого общественные объединения должны ис­править допущенные нарушения. Если в отношении представлений, выносимых органами прокуратуры, применяется пункт 1 статьи 24 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», согласно кото­рому в течение месяца со дня вынесения представления должны быть приняты нарушителем конкретные меры по устранению допущенных нарушений закона, их при­чин и условий, им способствующих, то в отношении сро­ка, в течение которого общественные объединения обя­заны устранить нарушения, послужившие основанием для вынесения представления со стороны органов юсти­ции, соответствующих правил законодателем не уста­новлено. Негативность данного положения заключается в том, что допускается возможность установления орга­нами юстиции срока, в течение которого практически невозможно общественному объединению исправить допущенные им нарушения.

Далее статья 43 Федерального закона «Об обще­ственных объединениях» устанавливает, что в случае приостановления деятельности общественного объеди­нения ему запрещается проводить массовые акции или публичные мероприятия. При этом отечественный зако­нодатель не определяет термин «массовая акция», поэто­му на практике к ним могут быть отнесены (и поэтому запрещены) конференции, съезды, собрания руководя­щих органов общественного объединения, которые мо­гут проводиться не только в целях реализации противо­правных целей и задач, но и в целях устранения причин, послуживших основанием для приостановления дея­тельности данного общественного объединения (напри­мер, переизбрания руководящих органов, допустивших нарушения законодательства, изменения программных и иных внутренних документов и т.д.).

Кроме того, в соответствии со статьей 20.2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правона­рушениях организация деятельности общественного объединения, в отношении которого действует имеющее иконную силу решение о приостановлении его деятельности, а также участие в такой деятельности влечет наложение административного штрафа.

Негативность указанной ситуации заключается в том, что фактически общественные объединения в лице своих членов, участников, учредителей, руководителей для устранения нарушений, послужив­ших основанием для приостановления деятельности об­щественного объединения, будут вынуждены нарушать законодательство Российской Федерации.

В 2002 году, меняя механизм приостановления дея­тельности общественных объединений, законодатель недостаточно точно ликвидировал предыдущий меха­низм, в частности, в статье 38 Федерального закона «Об общественных объединениях» предусматривается право органов юстиции в случае выявления нарушений обще­ственными объединениями законодательства Российс­кой Федерации или совершения ими действий, противо­речащих их уставным целям, выносить руководящим органам данных объединений письменное предупреж­дение с указанием конкретных оснований вынесения предупреждения. При этом в 2002 году законодатель ликвидировал санкцию за неисполнение требований ор­ганов юстиции о ликвидации причин, послуживших ос­нованием для вынесения предупреждения.

Таким образом, предупреждения, выносимые орга­нами юстиции, ничем в данный момент не обеспечива­ются, а также имеют один предмет (ликвидацию нару­шений общественным объединением законодательства) с представлениями, выносимыми в соответствии со ста­тьей 42 Федерального закона «Об общественных объеди­нениях», обеспечиваемыми возможностью приостанов­ления деятельности общественных объединений, поэто­му эффективность применения предупреждений орга­нами юстиции незначительна.

1.4. Федеральный закон «Об общественных объеди­нениях» выделяет виды (профессиональные союзы, бла­готворительные и другие (закон не дал исчерпывающего перечня)) и организационно-правовые формм (обще­ственная организация, общественное движение, обще­ственное учреждение* общественный фонд, орган обще­ственной самодеятельности, политическая партия (в За­коне дается исчерпывающий перечень)) общественных объединений. При этом неясно, как виды общественных объединений соотносятся с организационно-правовыми формами общественных объединений Должны ли от­дельные виды общественных объединений создаваться только в тех организационно-правовых формах обще­ственных объединений, установленных Федеральным законом «Об общественных объединениях», или же от­дельные виды общественных объединений могут созда­ваться и в иных организационно-правовых формах, ус­танавливаемых специальными законами об отдельных видах общественных объединений?

1.5. Федеральный закон «Об общественных объеди­нениях» устанавливает, что действие Федерального за­кона «Об общественных объединениях» распространяет­ся также на деятельность созданных на территории Рос­сийской Федерации структурных подразделений — организаций, отделений или филиалов и представи­тельств — иностранных некоммерческих неправитель­ственных объединений (статья 2); организации, отделе­ния или филиалы и представительства иностранных не­коммерческих неправительственных объединений создаются и осуществляют свою деятельность в Российс­кой Федерации в соответствии с Федеральным законом «Об общественных объединениях» и другими федераль­ными законами (статья 47).

Таким образом, «Федеральный закон «Об обще­ственных объединениях» ограничивается лишь общей формулировкой, в соответствии с которой деятельность созданных или создаваемых на территории Российской Федерации структурных подразделений — организаций, отделений или филиалов и представительств — иност­ранных некоммерческих неправительственных объеди­нений подпадает под предмет его регулирования. При этом конкретный порядок создания, деятельности и ликвидации структурных подразделений — организа­ций, отделений или филиалов и представительств — иностранных некоммерческих неправительственных объединений в Федеральном законе «Об общественных объединениях» не устанавливается.

1.6. В соответствии со статьей 51 Федерального за­кона «Об общественных объединениях» впредь до при­нятия федеральных законов о государственно-обще­ственных и общественно-государственных объединени­ях указанные объединения создаются и осуществляют свою деятельность в соответствии с нормативными пра­вовыми актами органов государственной власти».[20]

При этом почти за 10-летнюю историю функциониро­вания данной нормы более или менее серьезных попыток разработки федеральных законов о государственно-обще­ственных и общественно-государственных объединениях не предпринималось. Причина подобной ситуации, пред­ставляется, кроется в том, что полноценное объедение между государством в лице его органов и физическими ли­цами практически невозможно в силу разности правовых положений указанных субъектов (объединяться могут близкие в правовом положении субъекты, обладающие равной значимостью, богатством и т.д., иначе это будет не объединение, а присоединение либо мнимое объедине­ние), поэтому подобные структуры неизбежно будут пре­вращаться либо в государственные, либо в частные органи­зации, либо в общественные объединения.

В соответствии с этим предлагаем исключить из Федерального закона «Об общественных объединениях» положения о государственно-общественных и обще­ственно-государственных объединениях.

1.7. В соответствии со статьей 21 Федерального за­кона «Об общественных объединениях» документы для государственной регистрации общественного объедине­ния подаются в течение трех месяцев со дня проведения учредительного съезда (конференции) или общего со­брания.

При этом стоит не согласиться с указанным поряд­ком подачи документов для государственной регистра­ции общественного объединения. Представляется целе­сообразным вести отсчет трехмесячного срока для пода­чи документов о государственной регистрации обще­ственного объединения не со дня проведения учреди­тельного съезда (конференции) или общего собрания, а со дня проведения съезда (конференции) или общего со­брания, на котором было принято решение о регистра­ции общественного объединения, поскольку это позво­лит общественным объединениям, неявляющимся юри­дическими лицами, проходить государственную регист­рацию после 3 месяцев их существования, без необходи­мости заново учреждать уже созданное и действующее общественное объединение.

2. Предложения по совершенствованию недостатков иных законодательных актов, регулирующих некоторые вопросы деятельности общественных объединений.

2.1. В соответствии с пунктом 3 статьи 50 Гражданс­кого кодекса Российской Федерации одной из форм не­коммерческих организаций наряду с общественными объединениями являются религиозные объединения. При этом религиозные объединения обладают всеми признаками общественного объединения, что позволяет ставить вопрос об отнесении их к одному из видов обще­ственных объединений и внесении соответствующих поправок в Гражданский кодекс Российской Федера­ции, Федеральный закон «О свободе совести и о религи­озных объединениях» и в Федеральный закон «Об обще­ственных объединениях».

2.2. Еще одной важной проблемой в деятельности общественных объединений является четкое определе­ние тех вопросов в деятельности общественных объеди­нений, которые могут регулироваться законодатель­ством субъектов Российской Федерации.

В соответствии со статьей 71 Конституции Российс­кой Федерации регулирование и зашита прав и свобод человека и гражданина (в том числе и права на объеди­нение) относятся к исключительной компетенции Рос­сийской Федерации и регламентируются федеральны­ми законами. При этом в соответствии со статей 72 Кон­ституции Российской Федерации зашита прав и свобод человека и гражданина (в том числе права на объедине­ние) принадлежит к сфере совместного ведения Россий­ской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Следствием указанных формулировок Конституции Российской Федерации стало возникновение следую­щей ситуации. Во-первых, «субъекты Российской Феде­рации стал и наделены правом создания дополнительных гарантий защиты права на объединение. При этом пре­делы гарантий зашиты права на объединение почти не ограничены, и они могут касаться почти любых вопро­сов, не отнесенных напрямую к исключительному веде­нию Российской Федерации. При этом установление дополнительных прав общественных объединений в указанных областях, может, и будет толковаться как установление дополни­тельных гарантий защиты права на объединение».[21] На­пример, в некоторых субъектах Российской Федерации общественные объединения (профсоюзы) наделяются правами законодательной инициативы, возможно также наделение субъектами Российской Федерации обще­ственных объединений некоторыми административны­ми полномочиями, льготами по владению и пользованию землей, лесными угодьями, недрами, жилищным фон­дом и т.д.

В связи с этим возможен существенный разрыв между правовым положением общественных объедине­ний в различных регионах России.

Во-вторых, само отношение среди юристов к конст­рукции предметов совместного ведения Российской Фе­дерации и субъектов Российской Федерации, изложен­ной в Конституции Российской Федерации, неодноз­начно. Так, в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституци­онности Закона Московской области от 28 апреля 1995 г. «О порядке отзыва депутатов Московской области* ука­зывается, что Конституция Российской Федерации не запрещает субъектам Российской Федерации до приня­тия соответствующего федерального закона осуществ­лять самостоятельное правовое регулирование по пред­метам совместного ведения, включая установление принципов организации представительных и исполни­тельных органов государственной власти.

2.3. В связи с принятием новой редакции Федераль­ного закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоя­тельности (банкротстве)» возникло несоответствие норм указанного Федерального закона и Гражданского кодек­са Российской Федерации в отношении возможности признания общественного объединения несостоятель­ным (обанкротившимся).

Так, в соответствии со статьей 1 Федерального зако­на «О несостоятельности (банкротстве)» действие насто­ящего федерального закона распространяется на все юридические лица, за исключением казенных предпри­ятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций.

При этом в соответствии с пунктом 1 статьи 65 ГК юридическое лицо, являющееся коммерческой органи­зацией, за исключением казенного предприятия, а так­же юридическое лицо, действующее в форме потреби­тельского кооператива либо благотворительного или иного фонда, по решению суда может быть признано несостоятельным (банкротом), если оно не в состоянии удовлетворить требования кредиторов.

Таким образом, перечень организаций, которые мо­гут быть признаны несостоятельными, расширяется Фе­деральным законом «О несостоятельности (банкрот­стве)», а общественные объединения, которые в соответ­ствии с ГК не могли быть признаны несостоятельными, в соответствии с новой редакцией Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» подпадают под перечень организаций, которые могут быть признаны не­состоятельными (за исключением политических партий и, возможно, общественных учреждений). Представля­ется, что подобное расширение перечня организаций, которые могут быть признаны несостоятельными (банк­ротам и), противоречит ГК, в котором дается исчерпыва­ющий перечень подобных организаций и не допускается его расширение в иных законодательных актах. В соот­ветствии с этим считаем, что общественные объедине­ния не могут признаваться несостоятельными (обанкро­тившимися), а положения Федерального закона «О не­состоятельности (банкротстве)» требуют корректировки.

 

§ 3. Специальные полномочия общественных объединений 

Ответственность общественных объединений. В случае совершения общественным объединением, в том числе не зарегистрированным в органах юстиции, нарушения законодательства оно несет ответственность в соответствии с законодательством. При нарушении законодательства общественными объединениями, не зарегистрированными в органах юстиции, ответственность за совершенные нарушения несут лица, входящие в состав руководящих органов этих объединений. При совершении объединениями деяний, наказуемых в уголовном порядке, лица, входящие в руководящие органы этих объединений, при доказательстве их вины за организацию указанных деяний могут по решению суда нести ответственность как руководители преступных сообществ. Другие члены и участники таких объединений несут ответственность за те преступные деяния, в подготовке или совершении которых они участвовали.

При нарушении административного законодательства общественными объединениями, зарегистрированными в установленном законом порядке в органах юстиции, то есть являющимися юридическими лицами, данные общественные объединения несут административную ответственность как юридические лица в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях и законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Общественные объединения в органах внутренних дел. К объединениям, действующим в системе органов внутренних дел,  относятся профессиональные союзы, ветеранские организации и иные общественные объединения.

Профессиональные союзы (ассоциации) сотрудников органов внутренних дел.  Согласно российскому закону «О милиции», Положению о службе в органах внутренних дел Российской Федерации сотрудники органов внутренних дел  в целях защиты своих профессиональных, социально-экономических и иных прав и интересов могут объединяться или вступать на добровольной основе и в соответствии с действующим законодательством в профессиональные союзы (ассоциации).  Сотрудники органов внутренних дел могут быть членами профессиональных союзов (ассоциаций), объединяющих сотрудников соответствующих органов внутренних дел.

Профессиональные союзы (ассоциации) сотрудников органов внутренних дел осуществляют свою деятельность в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, Положением о службе в органах внутренних дел. Профессиональные союзы не вправе вмешиваться в деятельность органов внутренних дел по выполнению возложенных на них задач и служебных обязанностей, им запрещается проводить забастовки сотрудников.

Предложения профессиональных союзов (ассоциаций) по вопросам назначения на должность либо восстановления в должности, перемещения по службе либо отстранения от занимаемой должности, присвоения специального звания, лишения звания либо снижения в специальном звании, увольнения из органов внутренних дел, применения мер поощрения и взыскания, а также по вопросам служебной деятельности носят рекомендательный характер.

Советы ветеранов органов внутренних дел. Советы ветеранов, образуемые в органах внутренних дел, являются общественными организациями, состоящими из бывших работников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск, являющихся пенсионерами МВД России. В состав советов входят пенсионеры, имеющие необходимые теоретические знания,  практический опыт и изъявившие желание оказывать действенную помощь органам внутренних дел и подразделениям внутренних войск в выполнении возложенных на них задач.

Совет ветеранов в своей деятельности руководствуется действующими законами и иными правовыми актами, а также соответствующим положением о совете, которое утверждается уполномоченными органами внутренних дел. Работа совета ветеранов согласовывается с соответствующими органами внутренних дел. Совет ветеранов из числа своих членов  избирает председателя совета, его заместителей и секретаря, образуя секции совета. Членам совета ветеранов и членам секций выдаются удостоверения установленного образца с указанием имевшихся у них специальных или воинских званий, а также занимаемого положения в совете ветеранов и секциях.

Основными задачами советов ветеранов органов внутренних дел являются: привлечение ветеранов к активной общественной деятельности, участие в проведении воспитательной работы среди сотрудников органов внутренних дел; распространение правовых знаний среди населения, привлечение ветеранов к наставничеству, лекционной работе, организация их выступлений перед молодыми сотрудниками органов внутренних дел и военнослужащими внутренних войск; оказание практической, консультативной и методической помощи в служебной деятельности подразделений и служб органов внутренних дел. Ветераны могут привлекаться для оказания помощи в практической работе, подготовке нормативных и иных документов, участии в мероприятиях по укреплению правопорядка, рассмотрению жалоб и заявлений граждан. Члены совета и секций ветеранов за активную работу могут быть поощрены руководителями органов внутренних дел.

Кроме профессиональных союзов (ассоциаций) и советов ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск в органах внутренних дел могут создаваться различные фонды социальной помощи и другие общественные объединения.

Общественные формирования, участвующие в охране общественного порядка и обеспечении общественной безопасности. К формированиям (объединениям),участвующим в охране общественного порядка и обеспечении общественной безопасности, относятся добровольные народные дружины, товарищеские суды, общественные пункты охраны порядка, внештатные сотрудники милиции  и другие общественные формирования.

Добровольные народные дружины по охране общественного порядка. Основными задачами дружин являются охрана прав и законных интересов граждан, активное участие в предупреждении и пресечении правонарушений, охрана общественного порядка, собственности, участие в работе по воспитанию людей в духе уважения законов и других норм социального поведения. Дружины участвуют в охране общественного порядка на улицах, площадях, в парках и других общественных местах; оказывают содействие органам внутренних дел и другим правоохранительным органам государства в их деятельности по укреплению правопорядка.

В целях обеспечения выполнения возложенных на дружины задач дружинникам предоставлены соответствующие права. Они имеют право требовать от граждан соблюдения установленного общественного порядка и прекращения правонарушений, применять меры административного пресечения (задержание правонарушителя, изъятие орудия совершения правонарушения и др.).

Противодействие законной деятельности дружинников, посягательство на жизнь, здоровье и достоинство дружинников в связи с их деятельностью по охране общественного порядка влекут за собой ответственность согласно закону.

Общественные пункты охраны порядка. Эти формирования создаются для объединения усилий добровольных народных дружин, товарищеских судов, домовых (уличных, сельских) комитетов, других объединений общественной самодеятельности населения и трудовых коллективов в работе по охране общественного порядка и профилактике правонарушений на закрепленной за ними территории, улучшения их взаимодействия с государственными органами и организациями. Порядок организации и деятельности общественных пунктов охраны порядка регулируется Положением о них.

 

 

ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОГО СТАТУСА РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ 

§ 1. Понятие и виды религиозных объединений 

Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.  Государство не возлагает на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления. Государство не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит законодательству Российской Федерации. Государство регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот.

Религиозное объединение не участвует в выборах в органы государственной власти и в органы местного самоуправления. Религиозное объединение  не участвует в деятельности политических партий и политических движений. Вышеназванные ограничения не распространяются на участников  и членов религиозных объединений. Как граждане Российской Федерации, они не могут быть ограничены в основных конституционных правах.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом  «О свободе совести и о религиозных объединениях» каждый гражданин имеет право на свободу совести и свободу вероисповеданий. Граждане могут индивидуально или совместно со своими единоверцами исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними, добровольно вступать в религиозные объединения или выходить из них.

Религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации,  иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками: вероисповедание; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.

Проблема изучения правового статуса религиоз­ного объединения в отечественной правовой науке не нова. Однако «в работах дореволюционных и со­ветских правоведов затрагивались лишь ее отдель­ные аспекты в связи с изучением истории, теории и практики государственно-конфессиональных отно­шений. Современные исследователи, как правило, также предпочитают рассматривать в качестве объекта изу­чения не правовой статус религиозного объединения как такового, а непосредственно государственно-кон­фессиональные отношения, что является главной при­чиной недостаточной разработанности категории "правовой статус религиозного объединения"».[22]

Между тем, пробелы в теоретическом осмыслении проблемы оставляют нерешенными множество практических во­просов в правовом регулировании отношений государ­ства и религиозных объединений. Поэтому, не претен­дуя на всеобъемлющий анализ указанной проблемы, хотелось бы остановиться лишь на двух ее аспектах: анализе категории "правовой статус религиозного объединения" и классификации видов правового ста­туса религиозных объединений. Для всех отраслей права понятие "статус субъекта права" является одним из ключевых, раскрывающих основные отраслевые институты, поскольку понятия "субъект права" и "субъект правоотношений" чаще всего рассматрива­ются в качестве тождественных. Под статусом субъ­екта права или правовым статусом субъекта обычно понимается его «правовое состояние, характеризующе­еся комплексом (системой) юридических прав и обя­занностей».[23]

Думается, что если правовой статус абстрактного субъекта характеризу­ется совокупностью нормативно-закрепленных юри­дических прав и обязанностей, то правовое положение конкретного персонально-индивидуализированного лица определяется как потенциальными обязанностя­ми и правами, так и реальными обязанностями и пра­вами. Этот методологический подход видится наиболее приемлемым, поскольку удачно сочетает формально-юридический метод исследования с историческим ме­тодом. В самом деле, правовой статус субъекта права как совокупность конституционных норм и принципов может быть неизменен в течение длительного време­ни, наряду с тем, как реальное положение субъекта правовых отношений редко находится в состоянии стагнации, - напротив, оно непрерывно эволюциони­рует, в конечном итоге вступая в противоречие с за­крепленным в законодательстве правовым статусом, что и приводит к изменению правового статуса субъ­екта права.

Данный подход следует применить и в исследова­нии проблемы правового статуса религиозных объе­динений в государстве. Наибольшее препятствие в его использовании заключается в том, что в юридической литературе отсутствует какая-либо устоявшаяся тер­минология по поводу отношений, возникающих между государством и религиозными объединениями. Это объясняется с одной стороны, многогранностью предмета исследования, с другой – несовпадением аспекта рассмотрения этих отношений разными исследователями. Думается, что главная причина кроется в стремлении исследователей изучать государственно-конфессиональные отноше­ния в рамках социологического, а не формально-юридического подхода.

«Понятие "модели" или "системы" государственно-конфессиональных от­ношений гораздо шире понятия "правовой статус ре­лигиозного объединения", ибо первое представляет собой совокупность факторов прямого и опосредован­ного влияния государства на религиозные объедине­ния и религиозных объединений на государственную сферу общества, в то время как второе — основной юридический показатель соотношения государства и религиозных объединений. Но не все потенциально возможные и реально возникшие отношения между государством и религиозными объединениями подда­ются правовому регулированию, поэтому необходимо разграничить государственно-конфессиональные от­ношения и государственно-конфессиональные право­отношения».[24]

В этой связи думается, что в случае классификации государственно-конфес­сиональных отношений уместно использование терми­нов "модель", "система", "форма", поскольку юриди­ческой сущности отношений они не отражают. Но исследовать государственно-конфессиональные пра­воотношения возможно только посредством катего­рии "правовой статус религиозного объединения", ко­торая позволяет раскрыть их содержание и обозна­чить пределы правоспособности религиозных объединений в государстве.

Разумеется, данное разграничение не означает на­личия непроходимой грани, речь идет лишь о характе­ристике разнопорядковых аспектов единого объекта исследования — государственно-конфессиональных от­ношений. К тому же «правовой статус религиозного объединения является одной из составляющих "систе­мы" государственно-конфессиональных отношений, а "модель" или "система" государственно-конфессио­нальных отношений напрямую связана с правовым статусом религиозного объединения посредством пра­вового принципа соотношения государства и религи­озных объединений. Однако и правовой принцип, и правовой статус не могут одновременно выступать в качестве единого основания классификации государ­ственно-конфессиональных правоотношений. Право­вой принцип - это общее правило, руководящее нача­ло, на основании которого строятся отношения рели­гиозных объединений и государства; правовой статус -индивидуально-конкретизированная правовая форма отношений государства с отдельным религиозным объединением».[25]

Правовой принцип соотношения государства и рели­гиозных объединений всегда первичен относительно правового статуса. Как основополагающий в предо­ставлении правового статуса конкретному религиозно­му объединению, он закрепляется конституционным путем и является единым и универсальным в данном го­сударстве, отражая одно из правомочий свободы совес­ти - свободу религиозных объединений. В современной мировой практике существуют два основных принципа соотношения государства и находящихся на его терри­тории религиозных объединений: принцип конфессио­нального безразличия и принцип конфессионального предпочтения (конфессиональной иерархии).

«Формулировка принципа "отделения церкви от го­сударства" как принципа "конфессионального безраз­личия" видится более приемлемой в современных ус­ловиях, а также в историко-правовых исследованиях, поскольку является более широкой. Она означает юридически статичный равный подход государства в предоставлении правового статуса религиозным орга­низациям, в го время как отделение церкви от государ­ства имеет несколько уровней интерпретации. Так, из­начально отделение понималось буквально, означая отторжение господствующей церкви от сферы госу­дарственной власти". Позже стали вкладывать более широкий смысл в определение принципа "отделения церкви от государства", а именно как безразличие в отношении религиозных объединений. Но и сегодня можно встретить утверждение о том, что отделение не означает отторжение от государственной жизни. Формулировка принципа "конфессиональной иерар­хии" также шире формулировки принципа "государст­венной церкви", поскольку показывает отношение го­сударства ко всем конфессиям и их религиозным объ­единениям, действующим в сфере его юрисдикции».[26]

Поскольку правовой статус религиозного объеди­нения предоставляется государством на основе зако­нодательно закрепленного правового принципа соот­ношения государства и религиозных объединений и является важнейшим юридическим показателем этого соотношения, то классифицировать виды правового статуса следует исключительно с формально-юриди­ческих позиций. В первую очередь следует отказаться от тезиса о многообразии правовых статусов религи­озных объединений в различных государствах, речь может идти только о многообразии правового поло­жения, которое зависит от содержания национального законодательства. Правовой статус обладает типич­ными чертами для разнородных религиозных объеди­нений в любом государственно-организованном обще­стве в силу того, что в основе его находится правовой принцип соотношения государства и религиозных объединений. Поэтому, исходя из сущности и внутрен­него строения права, можно выделить два вида право­вого статуса религиозных объединений в государстве: публично-правовой и частно-правовой.

Объем и содержание этих правомочий определяет­ся национальным законодательством, и они могут вы­текать как из закона, так и из договора. При этом пра­вовое положение может быть различным: религиоз­ное объединение может быть частью государственного механизма (Русская православная церковь (РПЦ) в синодальный период, англиканская церковь в Великобритании); может быть государст­венной церковью, существующей автономно от госу­дарственного механизма и имеющей самостоятельный источник власти, но выполняющей государственные функции (например, евангелическая лютеранская цер­ковь в Дании и Исландии, православная церковь в Гре­ции); может являться официально признанным рели­гиозным объединением по закону или по договору (православная церковь в Болгарии, католическая цер­ковь в Испании и Италии), если из их содержания вы­текают правомочия субъекта публичного права. Глав­ное то, что с приобретением статуса публично-правового объединения религиозная организация становится полноправным субъектом государственной, идеологи­ческой, социальной сферы общества.

Частно-правовой статус религиозного объедине­ния соответствует секулярным представлениям о ре­лигиозных организациях в обществе, в котором рели­гии и церкви отводится лишь социально-культурная, а не государственно-политическая функция. Таков пра­вовой статус религиозных объединений в США, Рос­сийской Федерации, Республике Беларусь, Японии, КНР и некоторых других государствах. В данном случае религиозное объединение отделено от сферы го­сударственной власти и управления, меру и формы участия в политической жизни общества религиозного объединения определяет содержание национального законодательства. Религиозное объединение при этом является полнокровным участником гражданско-пра­вового оборота. Частно-правовой статус корреспонди­рует правовому принципу конфессионального безразли­чия, публично-правовой статус религиозного объедине­ния — принципу конфессионального предпочтения.

В России государственно-конфессиональные отно­шения прошли длительную эволюцию: от веротерпи­мости с приоритетом "первенствующей" и "господст­вующей" церкви в период абсолютизма до закрепле­ния принципов свободы совести с равенством всех конфессий и их религиозных объединений между со­бой и перед законом в Советском государстве. Сегодня государственно-конфессиональные отношения в РФ находятся на особом этапе развития. Исследователи отмечают существование заметного расхождения между конституционной характеристикой РФ как светского государства, в котором закреплено равенст­во религиозных объединений между собой и отделе­ние их от государства (ст. 14 Конституции РФ), и фак­тическим состоянием дел в данной сфере. Особое мес­то среди религиозных объединений заняла Русская православная церковь Московского патриархата, за­ключившая ряд договоров с государственными орга­нами (министерствами обороны, образования, внут­ренних дел) о взаимопомощи и сотрудничестве, что позволило исследователям сделать вывод о возрожде­нии иерархии конфессий, характерной для дореволю­ционного периода, и выдвинуть концепцию фактичес­кого статуса государственной церкви в отношении РПЦ.

Предложенный методологический подход позволя­ет иначе оценить современную ситуацию, сложившу­юся в сфере государственно-конфессиональных отно­шений. Из разграничения статуса и правового положе­ния религиозных объединений следует, что «согласно Конституции РФ и действующему законодательству все религиозные объединения в РФ имеют частно-пра­вовой статус. Но правовое положение их различно, по­скольку осуществление прав и исполнение обязаннос­тей, предоставленных религиозным объединениям, зависит от конкретной социально-политической ситу­ации, а также общественной значимости и влияния ре­лигиозного объединения». [27]

Такое правовое положение закреплено в отношении РПЦ и всех традиционных религиозных объединений и конфессий, сыгравших значительную роль в истории становления российской государственности, в преам­буле Федерального закона "О свободе совести и рели­гиозных объединениях" от 26 сентября 1997 г.

Виды религиозных объединений. Религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций.

Религиозной группой признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица.

Религиозной организацией признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица.

По территориальному признаку религиозные организации подразделяются на местные и централизованные.

Местной религиозной организацией признается религиозная организация, состоящая не менее чем из десяти участников, достигших возраста 18 лет и постоянно проживающих  в одной местности либо в одном городском или сельском поселении.

Централизованной религиозной организацией признается религиозная организация, состоящая в соответствии со своим уставом  не менее чем из трех местных религиозных организаций.

Подводя итог рассуждениям о категории "правовой статус религиозного объединения" и классификации видов правового статуса религиозных объединений, следует подчеркнуть, что правовой статус и правовое положение субъекта суть категории нетождествен­ные. Под правовым статусом религиозного объедине­ния следует понимать его правовое состояние, базиру­ющееся на конституционно закрепленном принципе соотношения государства и религиозных объединений в обществе, из которого вытекают права и обязаннос­ти религиозного объединения как субъекта права. Поскольку правовой принцип соотношения государства и религиозных объединений универсален и единственен в пределах юрисдикции конкретного государства, оп­ределяя наличие такого правомочия свободы совести как свободу религиозных объединений, постольку и виды правового статуса религиозных объединений универсальны: публично-правовой и частно-правовой. А правовое положение религиозного объединения - это совокупность потенциально возможных и кон­кретно реализованных прав и обязанностей, связан­ных с наличием определенных юридических фактов. Правовые положения религиозных объединений мно­гообразны и могут отличаться различными нюансами в рамках правового статуса в зависимости от нацио­нального законодательства определенной историчес­кой эпохи. Таким образом, религиозные объединения являются полноценными субъектами государственного управления.

 

§ 2. Особенности административно-правового статуса религиозных объединений 

Государственная регистрация религиозных организаций. Государственная регистрация религиозных организаций осуществляется федеральным органом юстиции и органами юстиции субъектов Российской Федерации в порядке, установленном в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации и Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Религиозная организация обязана ежегодно информировать зарегистрировавший ее орган о продолжении своей деятельности с указанием сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц. Непредставление указанных сведений в течение трех лет является основанием для обращения регистрирующего органа в суд с иском о признании религиозной организации прекратившей свою деятельность.

«Религиозной организации может быть отказано в государственной регистрации, если цели и деятельность религиозной организации противоречат Конституции Российской Федерации, законодательству Российской Федерации; создаваемая организация не признана в качестве религиозной; устав и другие представленные документы не соответствуют требованиям законодательства Российской Федерации или содержащиеся в них сведения не достоверны; в едином государственном реестре юридических лиц ранее зарегистрирована организация с тем же наименованием; учредитель неправомочен. Отказ по мотивам нецелесообразности создания религиозной организации не допускается. Отказ регистрирующего органа в государственной регистрации религиозной организации, а также его уклонение от такой регистрации могут быть обжалованы в суд».[28]

Религиозные организации могут быть ликвидированы по решению их учредителей или органа, уполномоченного на то уставом религиозной организации; по решению суда в случае неоднократных или грубых нарушений норм Конституции Российской Федерации, законодательства Российской Федерации либо в случае систематического осуществления религиозной организацией деятельности, противоречащей целям ее создания (уставным целям).

Права религиозных организаций. Согласно законодательству Российской Федерации религиозные организации вправе основывать и содержать свободно доступные места богослужений или религиозных собраний, а также места, почитаемые в той или иной религии (места паломничества). Богослужения, другие религиозные обряды и церемонии беспрепятственно совершаются в молитвенных зданиях и на принадлежащей им територии, в местах паломничества, в учреждениях религиозных организаций, на кладбищах и  в крематориях, в квартирах и домах граждан. Религиозные организации вправе проводить религиозные обряды в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, детских домах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов, в учреждениях, исполняющих наказания в виде лишения свободы, по просьбам находящихся в них граждан (в помещениях, специально выделяемых администрацией для этих целей). Командование воинских частей с учетом требований воинских уставов не препятствует участию военнослужащих в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях.

Религиозные организации пользуются исключительным правом учреждения предприятий по производству богослужебной литературы и предметов культа.

Религиозные организации вправе осуществлять благотворительную деятельность как непосредственно, так и путем учреждения благотворительных организаций.

Религиозные организации имеют исключительное право создавать учреждения профессионального религиозного образования (духовные образовательные учреждения) для подготовки служителей и религиозного персонала.

Религиозные организации вправе устанавливать и поддерживать международные связи и контакты, в том числе в целях паломничества, для получения религиозного образования.

В собственности религиозных организаций могут находиться здания, земельные участки, объекты производственного, социального, благотворительного, культурно-просветительского и иного назначения,предметы религиозного назначения, денежные средства и иное имущество, необходимое для обеспечения их деятельности.

Религиозные организации вправе осуществлять предпринимательскую деятельность и создавать собственные предприятия в порядке, устанавливаемом законодательством Российской Федерации.

Религиозные организации в соответствии со своими уставами вправе заключать трудовые договоры (контракты) с работниками. Условия труда и его оплата устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации трудовым договором (контрактом) между религиозной организацией (работодателем) и работником. На граждан, работающих в религиозных организациях по трудовым договорам (контрактам), распространяется законодательство Российской Федерации о труде. Работники религиозных организаций, а также священнослужители подлежат социальному обеспечению,социальному страхованию и пенсионному обеспечению в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Надзор за исполнением законодательства Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях осуществляют органы прокуратуры Российской Федерации. Орган, зарегистрировавший религиозную организацию, осуществляет контроль за соблюдением ею устава относительно целей и порядка ее деятельности.

Нарушение законодательства Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях влечет за собой уголовную, административную и иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Однако, Конституция РФ, закрепив принципы свободы со­вести и светского государство, не дола предписания законодателю определить юридический объем этих понятий. Поэтому существует некоторая неопреде­ленность в толковании таких базовых положений, как отделение церкви от государства, их невмешательства в дела друг друга, светский характер образования, участие религиозных организаций в государственной пропаганде и т.д. Кроме того, нет четкого определения взаимоотношений религиозных организаций и мест­ной власти, где, собственно, и протекает основная жизнь как верующих, ток и неверующих. На эти и дру­гие казусы взаимоотношений светской и духовной власти справедливо указывают ученые-юристы. В част­ности, А.Г. Залужный отмечает, что «целый ряд базовых понятий Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» допускает двоякое толко­вание как по процедурам применения, так и по харак­теру понимания таких положений, как отношение к воинской службе священнослужителей, запрет на во­влечение в религиозные объединения и обучение ре­лигии малолетних, оскорбление религиозных чувств верующих и т.д.»[29]

Все это создает почву для активного вмешатель­ства церкви в дела государства под предлогом ее неотделенности от гражданского общества, а с другой сто­роны, создает соблазн для государства использовать ее в качестве резервной политической силы.

В настоящее время задача совершенствования общественного сознания стоит не перед его отдельны­ми формами, а перед всей идеологией, опирающейся на принципы гражданского общества и правового госу­дарства. Поскольку религия входит в этот процесс, по­стольку необходимо исследовать специфику ее вклю­ченности в гражданское общество на местном уровне. Участие церкви в различных церемониях еще не сви­детельствует о том, что она стала силой, способству­ющей реализации целей построения стабильного, справедливого, многоконфессионального государства в рамках, установленных законом. Кроме того, теологизация общественного сознания не является панаце­ей от социальных проблем современности, если при этом не достигается рост нравственного сознания, культуры, совершенствования межличностных отно­шений в условиях построения гражданского общества, что в конечном счете должно стать целью обществен­ного прогресса.

Свободомыслие и свобода совести (ст. 28), свет­скость государства и равенство религиозных объеди­нений (ст. 14), идеологическое многообразие (ст. 13), равенство прав и свобод граждан независимо от отно­шения к религии и принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст. 19) закреплены в Конституции РФ и составляют правовую основу гражданского общество. Гарантируя свободу совести, Конституция РФ предполагает равное право граждан исповедовать какую-либо религию или не ис­поведовать никакой, т.е. придерживаться атеистиче­ских убеждений, но, с другой стороны, она не изолиру­ет церковь от гражданского общество, оставив форму их взаимоотношений открытой для сотрудничества и компромиссов.

«Сотрудничество современной церкви с различными политическими организациями, име­ющими определенную религиозную ориентацию, приветствуется и воспринимается церковью как поло­жительное явление, с помощью которого возможно оказывать влияние на политическую и государствен­ную деятельность но основе религиозных духовно-нравственных принципов. Эти организации, будучи свободными в своей деятельности, одновременно при­слушиваются к мнению церковного руководства и го­товы к координации действий в поддержку церкви по социальным вопросам».[30]

В современном общественном сознании все еще сохраняется мысль о якобы чрезмерной атеистичности науки в ущерб религиозным верованиям. Но это недо­разумение. Наука атеистична по природе, ток как ниг­де не встречает явлений, свидетельствующих о присут­ствии в них божественной сущности. Ни одно положе­ние религиозных доктрин не может быть признано ус­тановленным юридическим фактом, иначе вопросы веры разрешались бы в судебном порядке, но все они относятся к былинно-мифологическому жанру. Следо­вательно, и бесполезно ждать от нее укрепления веры: хорошо уже и то, что оно не будет делать из своих от­крытий далекоидущих выводов. Впрочем, делая миро­воззренческие выводы, наука вступает в область фило­софии или религии, а том уже действуют правила иде­ологии, перед которыми равны и естествознание, и философия, и религия, и история, что гарантируется ст. 13 Конституции РФ, признающей идеологическое многообразие. Есть, конечно, науки изначально вне-религиозные. К ним принадлежат правоведение, аст­рономия, медицина и некоторые другие, в которых при­сутствие потусторонних сил выносится за скобки, а объектом исследования признаются наличные реаль­ные процессы и обстоятельства. Но и здесь не закрыты все дороги к сотрудничеству.

Историческая практика показывает, что церковь может быть лояльной любому общественному строю, так как изначально во всех религиях признается, что всякая власть от бога. Лишь бы при этом не задевались основные интересы религии, ее самосохранение. Церковь — пример устойчивой корпорации, а корпо­рации на местном уровне как раз и создаются для при­дания устойчивости своей деятельности.

Гражданский кодекс РФ, принятый в 1994 г., в ст. 117 и других еще не проводил различия между общественными и религиоз­ными организациями, рассматривая их однотипными по природе, объединившихся на основе общности ин­тересов для удовлетворения духовных и иных немате­риальных потребностей их участников. В этом отразил­ся дух революционного романтизма, так как предпола­галось, что религиозные организации будут одной из форм общественных объединений и частным делом граждан. Но уже после нескольких лет реформ госу­дарство увидело в церкви особую форму организации, которая в отличие от всех других общественных организаций всегда выступает союзником государства, осуществляя идеологическую поддержку существую­щего строя. В силу этих причин деятельность обще­ственных и религиозных организаций регулируется розными законами: Федеральным законом от 19 мая 1995 г. «Об общественных объединениях» и Феде­ральным законом от 26 сентября 1997 г, «О свободе совести и религиозных объединениях». Сравнивая два эти закона, можно утверждать, что именно религи­озным организациям предоставляется режим наиболь­шего благоприятствования.

Как считает Г.А, Кудрявцева: «Религиозные орга­низации имеют специфический, отличный от обще­ственных организаций, принцип организационного по­строения, порядок принятия решения к управлению имуществом».[31] Эта специфика проявляется в ее спо­собности выступать в виде идеологии, абстрактной по форме, но конкретной по содержанию, под которым всегда понимается защита интересов существующей власти, ибо церковь, даже будучи гонимой, славосло­вит власть. Впрочем, это субъективное мнение автора, так как бывают религиозные организации, напомина­ющие по структуре и функциям общественные органи­зации, например масоны, и бывают религиозные орга­низации, напоминающие тайные общества, например сектанты. Так что государственное предпочтение ре­лигиозных организаций перед общественными следу­ет искать в иной плоскости. Государство пошло по пути, указанному философией Нового времени, развившей принцип светскости государства. Примером успешно­сти такого подхода являются отношения церкви со светским государством в России. Принцип «живи и да­вай жить другим» оправдал себя в полной мере: светс­кое государство прекрасно ладит с церковью, получая при этом хорошие дивиденды.

В истории были примеры следования церкви в рус­ле различных политических течений, организаций и деятелей. И хотя считается, что подобная поддержка было результатом давления но церковь различных го­сударственных или общественных структур, но объек­тивно это вело к противоречиям внутри церкви, а под­час и к церковным расколам. Практика участия свя­щеннослужителей во власти показала, что это ставит их в неудобное положение, ток кок вызывает недоволь­ство той или иной части населения, порождаемое при­нимаемыми решениями в пользу локальных групп. К счастью, в России накоплен почти столетний опыт не­участия церкви как организации в политической жиз­ни страны, что в значительной степени улучшало ее имидж и нравственный вес в глазах населения. По крайней мере, для христианства атмосфера неко­торого давления и преследования являлось привычной, так как само вероучение возникло как гонимое и предполагало в будущем солидарность в сопротивле­нии гонителям.

Следует иметь в виду, что «союз светского государ­ства и церкви всегда является неустойчивой системой, так как не имеет под собой твердой договорной осно­вы. Церковь устроили бы более надежные гарантии, такие, как передача ей ряда государственных функ­ций, например, в сфере образования, регистрации ак­тов гражданского состояния, ритуальных услуг и т.д., с соответствующей строкой в государственном бюд­жете, с принятием, как казачества, на государствен­ную службу и т.д. Но законодательство Российской Федерации о свободе совести, свободе вероиспове­дания и о религиозных объединениях включает нормы Конституции РФ, федерального законодательства, а также нормативно-правовых актов субъектов Россий­ской Федерации, которые пока не предусматривают этих преференций в отношении религии и церкви. Из этого видно, что указанные вопросы не являются предметом совместного регулирования государствен­ной и муниципальной власти, что превращает местное самоуправление в формального исполнителя установ­лений центра, дистанцирующегося от конкретных про­явлений религиозной жизни на местах».[32]

В то же время по букве и духу Конституции РФ ст. 12 местная власть свободна в волеизъявлении при решении вопросов, носящих местный характер. А так как религиозная жизнь в основном протекает на мест­ном уровне, то возникает необходимость исследовать юридическую компетентность местной власти по при­нятию нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы взаимоотношения местной власти и религи­озных организаций, которые не охвачены федераль­ным законом. В практике допускается установление и иных правил, чем предусмотрены законом, поэтому можно предположить, что таким случаем является не­зависимость местного самоуправления в решении ме­стных дел, гарантированное ст. 130 Конституцией РФ, например, в соответствии с международной практи­кой. Это дает основания, хотя бы в рамках теории, ис­следовать некоторые направления нормотворчество местной власти, необходимого для решения вопросов, возникающих в процессе существования различных конфессий на территории муниципального образова­ния, а также в структурах гражданского общества, включающего в себя все оттенки современной поли­тической и духовной жизни.

Впрочем, принципы светского государства не являются абсолютным препятствием для взаимного сотруд­ничества церкви и местного самоуправления. Вполне допустимо толкование этого принципа в ином, чем это принято в теории государства и права, духе, то есть Россия может пойти своим путем через поместную церковь, которая традиционно существовала в исто­рии России. Кроме того, светское государство может принять некий акт в виде реабилитации репрессиро­ванных, в котором признает факт незаконности гоне­ний на церковь и возьмет на себя бремя компенсации материального и морального ущерба и даже упущен­ной выгоды, чем поставит себя в положение вечного должника. Тем самым будет открыт путь для прямого финансирования религиозной деятельности на терри­тории РФ, а в случае формирования верующего пра­вительства этот и другие подобные варианты будут не только возможными, но даже неизбежными.

В настоящее время есть понятие «светское госу­дарство», но нет понятия светскости местного само­управления, хотя есть самые общие принципы, закре­пленные в российской Конституции. В Федеральном законе от 19 сентября 1997 г. «О свободе совести и религиозных объединениях» гл. II посвящена религи­озным объединениям, в которой проведено различие между общественной и религиозной организацией, чем косвенно признается, что религиозные организа­ции выросли не из общества, но для общества, из ка­ких-то иных источников и для иных целей. Провозгла­шается, что религиозные объединения отделены от го­сударства и равны перед законом. А от местного само­управления? А от корпораций и хозяйствующих об­ществ, в которых есть доля государственного капита­ла? А от государственных и муниципальных учебных за­ведений, имеющих свои дополнительные доходы?

«Неопределенность не может пребывать долго: правовая наука будет вынуждена дать юриди­ческое определение таких категорий, как свобода со­вести, свободомыслие, сотрудничество с религиозны­ми организациями и т.д., причем под влиянием как до­вольства, так и недовольства позицией церкви. Напри­мер, если ислам будет настаивать на признании мно­гоженства в российском законодательстве, то феде­ральной власти придется очертить границы их взаим­ного вмешательства в дела друг друга. Или, к примеру, если мусульмане будут совершать хадж на свои сред­ства, о требовать возвращения на родину на средства государства, то потребуется определенная корректи­ровка бюджета в части финансирования некоммер­ческих организаций. Иначе со временем может после­довать реакция налогоплательщиков, которые пока не принадлежат поголовно к каким-либо конфессиям и большинство населения не ведет себя как верующие. Однако на местном уровне с учетом местных условий и традиций возможен консенсус не только по этим, но и по иным вопросам нормативно-правового регулиро­вания взаимоотношений местной общины и религиоз­ных организаций».[33]

Вопрос о религиозных корнях истории, аксиологии и культуры также должен быть личным вопросом каждо­го, т.е. частным делом. Это единственно правильная формула взаимоотношений государства и церкви, так как она выработана за сотни лет их сосуществования: государство — это царство земное; церковь — это цар­ство небесное. В настоящее время связь между двумя этими царствами наукой не установлена. Поэтому каждый живет сам по себе, подчиняясь правилам, уста­новленным государством, что не исключает их сотруд­ничества в любой форме, допускаемой государством. В настоящее время между учебными заведениями и представителями церкви заключаются договоры о со­трудничестве, но пока не определен предмет этих дого­воров и сотрудничество носит формальный характер.

При этом следует учитывать, что «религиозное обуче­ние в государственном образовательном учреждении должно осуществляться исключительно с согласия школьников и их родителей, вне рамок обязательной школьной программы. В противном случае это будет являться грубейшим нарушением ст. 14, 28, 29 Консти­туции РФ, федеральных законов об образовании и свободе совести»,[34] — как справедливо отмечает Г.Н. Комкова.

Как это ни парадоксально, но свобода совести более привлекательна для церкви, чем для государ­ства. Основы христианства были заложены во време­на гонений на христиан, главные ценности и обще­христианские святыни явлены во времена первохристианства. Духовная сила христиан лежала в его неза­висимости от кесарей, наместников и прокураторов, как и прочих властей. Община Христа была тесным братством не помышляющих ни о чем другом, как о проповеди слова божия. У них евангельское слово не расходилось с делом, с образом жизни. Последую­щая история христианства не прибавила к этому ни­чего, а то, что прибавило, было чисто человеческим. Ни Христос, ни апостолы не вмешивались в обще­ственное устройство современных им государств и народов, не обещали спасать целые города или на­ции, равно как и выступать союзниками в военных действиях и т.д. Поэтому формулы вроде «Боже, спаси Англию» или «покарай Германию» являются приме­ром чуждых нововведений для христиан. Попытки под­вести под европейскую или российскую историю так называемую христианскую базу только дискредити­руют христианство, ток кок ничто в истории не соот­ветствует духу евангельского учения, а, напротив, яв­ляет собой отход от христианства.

Но так и должно быть, так как христианское учение есть путь в жизнь вечную, а не в правовое государство. Построение государства и земной жизни на христиан­ских основах фактически бы сделало ненужным всю конструкцию истории, ток как судить будет некого, а рай построят сами люди на земле. Христианство же исходит из идеи личного спасения, нравственного совершенствования человека, что является его основ­ной задачей. Попытки вовлечь церковь в повседнев­ную жизнь приводят лишь к тому, что и жизнь не улучшается, и христианство дискредитирует­ся. «Кроме того, — отмечает Г.Н. Комкова, — иногда открытие заседания государственного органа или на­чало обучения в государственном образовательном учреждении сопровождается публичной молитвой, и в них размещаются предметы религиозного культа, что явно нарушает принцип светскости государства. Види­мо, отсутствие реальной ответственности за такие на­рушения и делает аозможным отступления от этого конституционного принципа».[35]

Сотрудничество представителей власти, в том числе органов местного самоуправления, и служителей церкви может снять многие еще существующие противоречия, доставшиеся нам в наследство от прошлого, и объединить усилия в деле становления толерантности в целях достижения граж­данского мира и согласия, что и будет соответствовать принципам правового государства и гражданского об­щества.

Заключение 

Под общественным объединением понимается добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения. Выделяют четыре временных периода правовой регла­ментации содержания правового статуса общественных объединений: до Февральской революции (период монархии); после Февральской революции (Временное правительство); после Октябрьской революции (советский период); новейшая история.

Признаками, отличающими общественные объединения от всех иных негосударственных организаций, являются: добровольность формирования; деятельность общественных объединений на принципе самоуправления; некоммерческий характер формирования; создание группой физических лиц и наряду с ними юридическими ли­цами-общественными объединениями; создание для реализации общих целей, указанных в уставе; выступление только от своего имени; отсутствие государственно-властных полномочий.

Основаниями деления общественных объединений по их организационной структуре являются: организационно-правовая форма общественных объединений, территориальная сфера их дея­тельности, наличие (отсутствие) государственной регистрации, принцип орга­низации, учредители общественных объединений. К основаниям деления по со­держательной стороне их деятельности относятся: отрасль деятельности обще­ственного объединения, целевое назначение деятельности, наличие (отсутст­вие) полномочий по осуществлению мер принуждения вовне. Организационно-правовыми формами общественных объединений являются: общественная организация; общественное движение; общественный фонд; общественное учреждение; орган общественной самодеятельности.

Административно-правовой статус общественного объединения включает комплекс его полномочий, закрепленный нормами административного права и осуществляемый в сферах адми­нистративно-правового регулирования.

В структуру административно-правового статуса общественных объединений включаются административно-правовые нормы, регулирующие: цели деятельности общест­венных объединений; порядок их создания, в том числе государственной реги­страции; права общественных объединений; их обязанности; права-обязанности общественных объединений; порядок приостановления деятельности общест­венных объединений; их ответственность; порядок ликвидации общественных объединений; гарантии их статуса.

Религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации,  иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками: вероисповедание; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей. Религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций. По территориальному признаку религиозные организации подразделяются на местные и централизованные. Под правовым статусом религиозного объедине­ния следует понимать его правовое состояние, базиру­ющееся на конституционно закрепленном принципе соотношения государства и религиозных объединений в обществе, из которого вытекают права и обязаннос­ти религиозного объединения как субъекта права.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 

Нормативно-правовые акты 

  1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (в ред. на 25.03.2004 N 1-ФКЗ) // Российская газета.  1993. 25 декабря.
  2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (в ред. на 10.05.2007.) // Собрание законодательства РФ. 07.01.2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть II): Федеральный закон РФ от 26.01.1996 № 14-ФЗ (в ред. от 02.02.2006 № 14-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 29.01.1996. № 5. Ст. 410.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть I): Федеральный закон РФ от 30.11.1994 № 51-ФЗ (в ред. на 03.06.2006 № 51-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. № 32. Ст. 3301.
  5. Федеральный закон РФ от 4 апреля 2005 г. № 32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации» (с изменениями от 27 декабря 2005 г.) // Собрание законодательства РФ. 2005. № 15. Ст. 1277.
  6. Федеральный закон РФ от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» // Собрание законодательства РФ. 2004. № 25. Ст. 2485.
  7. Федеральный закон РФ от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (с изменениями 10 мая 2007 года) // Собрание законодательства РФ. 2002. №  30. Ст. 3031.
  8. Федеральный закон РФ от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» // Собрание законодательства РФ. 29.09.1997. № 39. Ст. 4465.
  9. Федеральный закон РФ  от 12 января 1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (в ред. от 30.12.2006) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 3. Ст. 145.
  10. Федеральный закон РФ от 19 мая 1995 № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (в ред. от 02.02.2006) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 21. Ст. 1930.
  11. Закон Тульской области от 24.06.2003 «Об административных правонарушениях в Тульской области» // Вестник Тульской областной Думы. 2003. № 6(86) - 8(88).
  12. Закон Тульской области от 26 июня 2000 года № 188-ЗТО (в ред. от 7 декабря 2005 года) «О государственной молодежной политике в Тульской области».
  13. Распоряжение губернатора Тульской области от 5 января 2001 года № 9-Р «Об оказании финансовой помощи Тульскому областному отделению общественной организации «Союз женщин России»».
  14. Постановление губернатора Тульской области от 11 марта 1997 года № 106 (в ред. от 1 февраля 2000 года) «О мерах по поддержке общественного объединения «Тульская областная оборонная спортивно-техническая организация». 

Научная литература и материалы периодической печати 

  1. Андреев О.А., Земченко Н.Ф., Лупандина О.А. Правовое обеспечение деятельности религиозных организаций и местной власти в условиях изменяющейся России // Государственная власть и местное самоуправление. 2007. № 2. С. 42-45.
  2. Андреева О.А. Правовые проблемы включения религиозных организаций в структуру гражданского общества на уровне местного самоуправления // Государственная власть и местное самоуправление. 2005. № 4. С. 19-23.
  3. Астафичев П.А. Общественная палата России в механизме общественно-политического представительства: проблемы правового регулирования // Государство и право. 2007. № 1. С. 5-10.
  4. Барков А.В. Особенности правового положения некоммерческих организаций в сфере социальной защиты: многовековой опыт правоприменения // Юрист. 2007. № 1. С. 62-63.
  5. Баурчулу А., Кирчу В., Сосна Б. Правовое положение общественных объединений как субъектов административного права // Закон и жизнь. 2004. № 10. С. 15-19.
  6. Боброва К.Н. Общественная палата РФ как элемент политической системы: правовой статус и проблемы его реализации // Закон и право. 2006. № 3. С. 11-12
  7. Богина С.Л., Птушенко А.В. Предложения по совершенствованию закона об общественных объединениях // Государственная власть и местное самоуправление. 2004. № 1. С. 21-23.
  8. Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону "Об общественной палате Российской Федерации" от 4 апреля 2004 г. № 32-ФЗ: постатейный. - М.: Юстицинформ, 2006. - 168 с.
  9. Вертий М.Ю., Скворцова Т.А., Семенов А.М. Религиозный экстремизм как политико-правовой феномен // Философия права. 2007. № 1. С. 114-118.
  10. Грудцына Л.Ю. Общественная палата – спектакль национального масштаба // Адвокат. 2006. № 5. С. 79-87.
  11. Залужный А.Г. Совершенствование законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях // Современное право. 2004. № 11. С. 32-35.
  12. Залужный А.Г. Конституционное право граждан на свободу совести и его реализация в законодательстве Рос­сийской Федерации // Конституционное и муниципаль­ное право. 2004. № 6. С. 20-23.
  13. Захария С., Кирчу В., Горелко Н. Применение административного законодательства, регулирующего формирование и деятельность общественных объединений // Закон и жизнь. 2004. № 10. С. 30-34.
  14. Ивакин А.А. Общая характеристика содержания административно-правового статуса общественных объединений // Современное право. 2006. № 12. С. 57-60.
  15. Игумнова О.В. Грант – один из источников формирования имущества некоммерческих организаций // Российский судья. 2006. № 12. С. 24-28.
  16. Истомин А.Ф. К вопросу об экстремизме // Современное право. 2005. № 7. С. 19-24.
  17. Кванина В.В. Новые формы некоммерческих организаций // Цивилист. 2006. № 2. С. 27-29.
  18. Кожевников О.А. Некоторые аспекты правового регулирования деятельности некоммерческих организаций в Российской Федерации // Право и образование. 2006. № 6. С. 146-164.
  19. Кожевников О.В. Некоторые особенности правового регулирования процедуры создания и государственной регистрации некоммерческих организаций // Российская юстиция. 2006. № 9. С. 5-7.
  20. Комкова Г.Н. Равенство прав независимо от отношения к религии // Правоведение. 2003. № 1. С. 19-29.
  21. Кондрашев А.А. Конституционно-правовая ответственность политических партий и иных общественных объединений в российском законодательстве // Конституционное и муниципальное право. 2006. № 11. С. 15-19.
  22. Краснопольская Е. К вопросу о надзорных органах автономной некоммерческой организации // Право и экономика. 2006. № 9. С. 101-102.
  23. Кузьмин Г.В. Некоммерческие организации. -М.: Вершина, 2005. -272 с.
  24. Лапаева В.В. Законодательство об общественных объединениях: правовая концепция разграничения полномочий федерации и субъектов // Адвокат. 2003. № 1. С. 22-24.
  25. Макаров А.В., Макаров Н.Е. Правовая основа профилактики политического и религиозного экстремизма в России // Государственная власть и местное самоуправление. 2005. № 11. С. 8-14.
  26. Матвеев С.Ю. Некоммерческие организации. - М.: Бератор, 2004. -360 с.
  27. Мельник Т.Е. Новый порядок регистрации общественных объединений // Адвокат. 2002. № 11. С. 17-19.
  28. Мельник Т.Е. Приостановление и запрет деятельности общественных объединений: направления совершенствования // Журнал российского права. 2003. № 4. С. 12-15.
  29. Могилевский С. Автономная некоммерческая организация: правовые аспекты. -М., 2006. - 64 с.
  30. Норкин А.И. Изменение статуса общественных объединений в российской правовой жизни // Правовая политика и правовая жизнь. 2006. № 3. С. 38-44.
  31. Орлов А.В. Недостатки законодательства об общественных объединениях // Юрист. 2004. № 2. С. 26-33.
  32. Панов А.А. Общественная палата Российской Федерации как новый субъект гражданского общества // Право и государство. 2005. № 6. С. 22-30.
  33. Петрыкина Н.Н. К вопросу о правовом регулировании порядка государственной регистрации некоммерческих организаций // Гражданское право. 2006. № 3. С. 24-27.
  34. Писенко К.А. Соглашения о сотрудничестве между религиозными объединениями и исполнительными органами государственной власти Российской Федерации как разновидность административного договора // Государство и право. 2004. № 3. С. 71-78.
  35. Понкин И.В. Религиозное образование в светской школе: правовой аспект // Право и образование. 2003. № 6. С. 78-84.
  36. Руденко В.Н. Два пути развития демократии ассамблей, или есть ли будущее у общественных палат? // Чиновник. 2005. № 2 (36). С. 37-39.
  37. Савина Л.В. К вопросу о предмете правового регулирования молодежных общественных объединений // Философия права. 2006. № 2. С. 82-83.
  38. Семина О.В. Правовое регулирование деятельности общественных объединений в Российской Федерации // Право и государство. 2007. № 2. С. 44-48.
  39. Сидоров В.Н. Правосубъектность некоммерческих организаций: монография. - М.: РПА МЮ РФ, 2007. -114 с.
  40. Федоров К., Бондарчук Е. Объединяйся и властвуй. О пользе профессиональных общественных объединений // Двойная запись. 2003. № 11. С. 27-30.
  41. Фомина С.В. Демократия и права человека. Право на свободу совести и свободу вероисповедания // Гражданин и право. 2000. № 1. С. 5-7.
  42. Хандриков И. Давайте создавать реальные общественные институты! // Закон и право. 2005. № 3. С. 69-70.
  43. Хатуаев В.У. Граждане и их объединения в административно-правовой системе защиты имущества // Закон и право. 2005. № 6. С. 20-22.
  44. Шершнева-Цитульская И.А. Правовой статус религиозного объединения: понятие и виды // Государство и право. 2005. № 3. С. 109-113.
  45. Якимов А.Ю. Статус субъекта права (Теоретические вопросы) // Государство и право 2003. №  4. С. 5-7.

 

ГОТОВЫЕ ДИПЛОМНЫЕ РАБОТЫ ПО АДМИНИСТРАТИВНОМУ ПРАВУ

 



[1] Семина О.В. Правовое регулирование деятельности общественных
объединений в Российской Федерации // Право и государство. 2007. № 2. С. 44-45.

[2] См.: Норкин А.И. Изменение статуса общественных объединений в
российской правовой жизни // Правовая политика и правовая жизнь. 2006. № 3. С. 38.

[3] Норкин А.И. Изменение статуса общественных объединений в
российской правовой жизни // Правовая политика и правовая жизнь. 2006. № 3. С. 39.

[4] См.: Баурчулу А., Кирчу В., Сосна Б. Правовое положение общественных объединений как субъектов административного права // Закон и жизнь. 2004. № 10. С. 15.

[5] См.: Семина О.В. Правовое регулирование деятельности общественных
объединений в Российской Федерации // Право и государство. 2007. № 2. С. 44-45.

[6] Норкин А.И. Изменение статуса общественных объединений в
российской правовой жизни // Правовая политика и правовая жизнь. 2006. № 3. С. 42.

[7] Баурчулу А., Кирчу В., Сосна Б. Правовое положение общественных объединений как субъектов административного права // Закон и жизнь. 2004. № 10. С. 15.

[8] См.: Ивакин А.А. Общая характеристика содержания административно-
правового статуса общественных объединений // Современное право. 2006. № 12. С. 57-58.

[9] Семина О.В. Правовое регулирование деятельности общественных
объединений в Российской Федерации // Право и государство. 2007. № 2. С. 45.

[10] Захария С., Кирчу В., Горелко Н. Применение административного законодательства, регулирующего формирование и деятельность общественных объединений // Закон и жизнь. 2004. № 10. С. 31.

[11] Норкин А.И. Изменение статуса общественных объединений в
российской правовой жизни // Правовая политика и правовая жизнь. 2006. № 3. С. 38.

[12] Хандриков И. Давайте создавать реальные общественные институты! // Закон и право. 2005. № 3. С. 70.

[13] См.: Баурчулу А., Кирчу В., Сосна Б. Правовое положение общественных объединений как субъектов административного права // Закон и жизнь. 2004. № 10. С. 15.

[14] См.: Семина О.В. Правовое регулирование деятельности общественных
объединений в Российской Федерации // Право и государство. 2007. № 2. С. 45.

[15] Баурчулу А., Кирчу В., Сосна Б. Правовое положение общественных объединений как субъектов административного права // Закон и жизнь. 2004. № 10. С. 16-17.

[16] Хандриков И. Давайте создавать реальные общественные институты! // Закон и право. 2005. № 3. С. 69.

[17] Норкин А.И. Изменение статуса общественных объединений в
российской правовой жизни // Правовая политика и правовая жизнь. 2006. № 3. С. 39-40.

[18] Орлов А.В. Недостатки законодательства об общественных
объединениях // Юрист. 2004. № 2. С. 26.

[19] Орлов А.В. Недостатки законодательства об общественных
объединениях // Юрист. 2004. № 2. С. 27.

[20] Хандриков И. Давайте создавать реальные общественные институты! // Закон и право. 2005. № 3. С. 70-71.

[21] Орлов А.В. Недостатки законодательства об общественных
объединениях // Юрист. 2004. № 2. С. 29.

[22] Шершнева-Цитульская И.А. Правовой статус религиозного объединения: понятие и виды // Государство и право. 2005. № 3. С. 109.

[23]  Якимов А.Ю. Статус субъекта права (Теоретические вопросы) // Государство и право 2003. №  4. С. 5.

[24] Фомина С.В. Демократия и права человека. Право на свободу совести и свободу вероисповедания // Гражданин и право. 2000. № 1. С. 5.

[25] Андреева О.А. Правовые проблемы включения религиозных
организаций в структуру гражданского общества на уровне местного самоуправления // Государственная власть и местное самоуправление. 2005. № 4. С. 20.

[26] Шершнева-Цитульская И.А. Правовой статус религиозного объединения: понятие и виды // Государство и право. 2005. № 3. С. 111.

[27] Андреева О.А. Правовые проблемы включения религиозных
организаций в структуру гражданского общества на уровне местного самоуправления // Государственная власть и местное самоуправление. 2005. № 4. С. 22.

[28] Залужный А.Г. Совершенствование законодательства о свободе
совести и о религиозных объединениях // Современное право. 2004. № 11. С. 34.

[29] Залужный А. Г. Конституционное право граждан на свободу совести и его реализация в законодательстве Рос­сийской Федерации // Конституционное и муниципаль­ное право. 2004. № 6. С. 21.

[30] Андреев О.А., Земченко Н.Ф., Лупандина О.А. Правовое обеспечение деятельности религиозных организаций и местной власти в условиях изменяющейся России // Государственная власть и местное самоуправление. 2007. № 2. С. 43.

[31] Кудрявцева ГА. Гражданско-правовой статус обществен­ных объединений // Государство и право. 2005. № 3. С. 32.

[32] Залужный А.Г. Совершенствование законодательства о свободе
совести и о религиозных объединениях // Современное право. 2004. № 11. С. 34.

[33] Андреев О.А., Земченко Н.Ф., Лупандина О.А. Правовое обеспечение деятельности религиозных организаций и местной власти в условиях изменяющейся России // Государственная власть и местное самоуправление. 2007. № 2. С. 44.

[34] Комкова Г.Н. Равенство прав независимо от отношения к религии // Правоведение. 2003. № 1. С. 29.

[35] Комкова Г.Н. Равенство прав независимо от отношения к религии // Правоведение. 2003. № 1. С. 19.



Яндекс.Метрика
© 2012 Все права защищены. Диплом по праву | Контакты | Карта сайта
Разработка сайта - Новопромо